Как свидетель, нуждающийся в защите, становится новым гражданином

Как свидетель, нуждающийся в защите, становится новым гражданиномКак известно, большинство преступлений совершаются в условиях неочевидности и тщательно готовятся, а улики уничтожаются. Поэтому показания потерпевших и свидетелей крайне важны для установления истины. Однако зачастую очевидцы боятся давать показания, боясь угроз. Им требуется защита. И такая служба в системе МВД есть, сегодня ей исполнилось пять лет. В Тамбове до сих пор не забыто убийство в кафе «Рябина». Посадить на скамью подсудимых боевиков из влиятельной группировки, называемой в народе «кабановской», помогли сотрудники оперативно-разыскной части (ОРЧ) по обеспечению безопасности лиц, подлежащих госзащите, профессионально обеспечившие безопасность главного свидетеля. В итоге тот дал в Тамбовском областном суде правдивые показания, не опасаясь за свою жизнь. Преступники приговорены к реальным срокам лишения свободы. Накануне пятилетнего юбилея подразделения начальник ОРЧ по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, УМВД России по Тамбовской области полковник полиции Сергей ЗАЙЦЕВ рассказал газете «Закон и мы» о том, как оберегают свидетелей и потерпевших — участников уголовного судопроизводства.

СПРАВКА:

По данным ВНИИ МВД, из десяти миллионов свидетелей по уголовным делам около 2,5 миллионов меняли свои показания в ходе судебных заседаний. Они боялись мести. По мнению экспертов, в личной охране нуждаются около пяти тысяч очевидцев. Трети из них после суда необходимо менять не только место жительства, но и внешний вид.

Указом президента РФ в сентябре 2008 года в структуре МВД было создано самостоятельное подразделение — управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите.

Оно занимается охраной судей, прокуроров, сотрудников следственного комитета, работников различных контролирующих ведомств, большое внимание уделяется защите свидетелей и потерпевших, которым угрожает опасность.Аналогичные подразделения были созданы не только в Центральном аппарате, но и в региональных органах внутренних дел.

В своей работе эта служба руководствуется федеральными законами «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

— Сергей Александрович, какие гарантии безопасности может дать государство в случае, если человек решится выступить свидетелем против преступников?

— Обеспечение безопасности очевидцев и потерпевших являются такой же важной задачей, как сбор улик и поимка преступников.Свидетелям и другим участникам уголовного производства предоставляются различные виды защиты, которые прописаны в законодательстве.

Это охрана самого гражданина, его жилища и имущества; выдача ему специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице; временное помещение его в безопасное зону; замена документов, изменение внешности с помощью пластической операции. А также — предоставление другого места работы либо учебы.

В интересах безопасности человеку помогут даже переехать в иной населенный пункт. Самое простое, разумеется, — физическая защита жизни и имущества граждан. Не только свидетель, но и члены его семьи получают при необходимости личную круглосуточную охрану, где бы они не находились. Замечу, подзащитным может быть предоставлен бронежилет, средства самообороны, экстренная связь.

Причем, с использованием новейших технических достижений. Все этов рамках действующего Федерального Закона от 20 августа 2004 года №119.

— А как с деньгами? Ведь без достаточного финансирования программы все усилия полицейских сведутся к нулю.

— С бюджетом все в порядке. Главная проблема, которая раньше тормозила процесс госзащиты, — недостаточность финансирования. На программу защиты потерпевших и свидетелей преступлений с 2006 по 2008 года правительство выделило 949 миллионов рублей. Нынче все кардинально поменялось. Сейчас выделяется достаточно средств.

В 2009 году общий объем финансирования программы из федерального бюджета до 2013 года составил более 1,6 миллиарда рублей. На одного подзащитного в России тратилось примерно 100 тысяч рублей в месяц.

Сюда входят расходы на переезд, съем квартиры, замену документов и «чистку» баз данных, поиск новой работы, питание, одежду, оказания медицинской помощи.

— Любопытно, каким образом определяется способ госзащиты?

— На выбор вида госзащиты влияет степени угрозы. Иными словами, в каждом конкретном случае применяется индивидуальный подход. К тому же имеет значение не только степень угрозы, но и личные качества охраняемого, его социальный и профессиональный статус, а также образ жизни.

— Неужели решена и жилищная проблема?

— Никаких проблем с жилплощадью для подзащитных у нас нет. Кроме того, наши подопечные обеспечиваются за счет федеральной программа защиты свидетелей.

— Каков уровень проживания и питания?

— Условия жизни вполне приемлемые, самое главное — мы гарантируем безопасность людей. Когда угроза минует, находящийся под государственной защитой человек возвращается домой. При необходимости применяется мера безопасности- переселение на другое место жительство.

— Сергей Александрович, а не узнают ли преступники через  некоторое время, кто дал против них показания, и не отомстят ли свидетелю?

Источник: https://68.xn--b1aew.xn--p1ai/document/2057987

Как обеспечить безопасность свидетелей

Утверждена государственная программа защиты свидетелей и потерпевших на 2009-2013 годы. Из федерального бюджета выделяется более полутора миллиардов рублей для обеспечения безопасности граждан, ставших свидетелями или жертвами преступлений и согласившихся давать показания.

В числе мер такой защиты закон позволяет даже скрывать на суде лицо и имя свидетеля, помогать ему менять внешность, место жительства, обеспечивать новыми документами. Кому предназначены немалые средства новой программы? Кто будет отвечать за их расходование? И главное, действительно ли помогут эти меры в борьбе с преступностью?

На вопросы нашего издания отвечают первый заместитель Комитета Госдумы по безопасности Михаил Гришанков и адвокат Генрих Падва.

Российская газета: В России в ходе расследования ежегодно выступают в качестве потерпевших и свидетелей около 10 млн человек, а программа рассчитана на защиту всего 10 тысяч. Кто и как будет определять круг лиц, которые смогут воспользоваться дополнительной помощью государства?

Михаил Гришанков: Существующий государственный закон о защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства был принят в 2004 году и действует с 2005 года. Но о нем мало кто знал, и широкой пропаганды закона не велось.

Информация о том, что премьер-министр утвердил государственную программу защиты свидетелей, должна активизировать и пропаганду закона, и стремление граждан выступать свидетелями по разным делам. Денег начали выделять больше, и вопрос об их недостатке сейчас не стоит. В законе достаточно четко прописано, в отношении кого могут применяться меры государственной защиты.

Это потерпевшие, свидетели, частные обвинители, эксперты, истцы, представители потерпевших и даже сами подозреваемые. Перечень исчерпывающий. Меры государственной защиты применяются в случае, если есть данные о наличии реальной угрозы убийством защищаемого лица, насилия над ним, уничтожения или повреждения его имущества.

Необходимость этой меры определяет следователь тех компетентных органов, в которые обратится гражданин, нуждающийся в защите. Естественно, информация об угрозах тщательнейшим образом проверяется, в том числе оперативным путем.

Генрих Падва: Не думаю, что выделенных средств недостаточно. Далеко не всем свидетелям требуется защита. Программа будет применяться только в исключительных случаях, когда жизни свидетеля будет угрожать реальная опасность.

Очень важный вопрос: «Кто будет определять?» Опасность заключается в том, что механизм определения не отработан до сих пор.

Когда, при каких условиях, как будет приниматься решение? Например, я имею печальный опыт соприкосновения с этой программой в рамках одного дела, которое было сфальсифицировано.

Ключевой свидетель, точнее, лжесвидетель, проходящий по делу, в суде прикинулся таким несчастным и бедным, сказал, что ему угрожают, убедительно не обосновав, кто и как, и потребовал защиты, которая была ему предоставлена.

Впоследствии факт лжесвидетельства был установлен, виновные наказаны, а мой подзащитный был полностью оправдан. Тем не менее государство защищало лжесвидетеля, потратив на это деньги налого плательщиков, а честь и здоровье моего подзащитного подверглись серьезным испытаниям.

Пока я не разобрался в том, кто будет принимать окончательное решение о защите свидетеля, но именно это самое главное. Меня очень пугает, если это будет МВД.

Нужно предусмотреть гарантии, чтобы не было защиты лжесвидетелей, чтобы исключить саму возможность использования этой программы правоохранительными органами по своему усмотрению. Недоверие вызывает у меня в данном вопросе и судебная власть.

Кстати, в том случае, о котором я вам рассказал, ошибочное решение принял именно суд. Меня эта программа очень настораживает.

РГ: Чем вызвана инициатива передать функцию защиты свидетелей от МВД Федеральной службе судебных приставов?

Гришанков: Думаю, что эта инициатива носит частный характер. В настоящее время в МВД создано специальное управление по защите свидетелей, и я не вижу причин передавать его функции Федеральной службе судебных приставов.

Хотя если брать зарубежный опыт, например, Соединенных Штатов, то там эти функции возложены не на полицию, а на службу маршала. Может быть, начали изучать этот опыт и пытаются адаптировать его к существующей у нас практике.

Хочу отметить, что помимо МВД, подразделения по защите свидетелей существуют в ФСБ и Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков. Они также являются субъектами реализации данного закона. Мы дали такие полномочия всем правоохранительным органам.

Падва: Я думаю, это вызвано сложностью задачи. Вероятно, они сами еще не знают, как это все исполнять: как гарантировать правильное применение этого закона, как определять круг лиц, которые действительно нуждаются в защите, а не когда это выгодно обвинению.

РГ: На борьбу с какими видами преступлений нацелена данная программа в первую очередь?

Гришанков: Мы в законе не прописывали перечень преступлений, по которым может быть использована данная программа. Угроза жизни может поступить и от простого хулигана.

Но если идет речь об оказании давления на свидетеля или потерпевшего, если следователи и оперативные работники оценивают эту угрозу как реальную, они могут применять меры защиты. Это может быть даже свидетель квартирной кражи.

Но если в этой квартирной краже принимали участие члены какой-нибудь объединенной преступной группы, ее лидеры могут мстить. Состав преступления не имеет никакого значения при решении, применять программу или нет. Значение имеет масштаб и реальность угрозы.

Падва: На борьбу с какими видами преступлений нацелена эта программа, я не знаю. На борьбу с чем она должна быть нацелена, мне понятно. Она должна быть нацелена на борьбу с наиболее опасными видами преступлений, такими как преступления против жизни, терроризм, бандитизм.

Источник: https://rg.ru/2009/10/29/svidetel.html

Когда правозащитники нуждаются в защите

В России происходит планомерное и последовательное уничтожение правозащитной системы: и государственных структур, и общественных организаций. Формально они, скорее всего, останутся, особенно государственные, но станут откровенно бутафорскими, а их деятельность будет сведена к одной лишь имитации защиты прав человека.

Совет при президенте РФ по правам человека потерял свою правозащитную суть

Этот орган был образован в 1993 году Указом первого президента РФ Бориса Ельцина под названием «Комиссия по правам человека при президенте РФ». В 1993 — 1995 годах ее возглавлял известный правозащитник Сергей Ковалев, в 1996 — 2002 годах – специалист в области международного публичного права Владимир Карташкин, с 2002 по 2010 год — Элла Памфилова.

В 2004 году Комиссия была преобразована в Совет при президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. В 2010 году Указом президента РФ Дмитрия Медведева председателем Совета был назначен Михаил Федотов, одновременно он получил статус советника президента.

По инициативе Федотова компетенции Совета были значительно расширены, а состав увеличен.

Читайте также:  Больничный лист с нарушением режима: как оплачивается?

Но со временем роль Совета при президенте как «коллективного советника» по вопросам развития гражданского общества и правам человека становилась все меньше. А на днях, 21 октября сего года, президент РФ Владимир Путин внес в состав Совета значительные изменения.

Он исключил из него председателя — профессора, доктора юридических наук Михаила Федотова, отправив его в отставку также и с должности советника президента в связи с достижением 70-летнего возраста.

Вместо Федотова председателем Совета и советником президента Путин назначил Валерия Фадеева — журналиста, ведущего программы «Время» на Первом канале.

Одновременно с Михаилом Федотовым из Совета по правам человека были исключены руководитель правозащитной организации «Восход» Евгений Бобров, глава Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков, доцент, кандидат политических наук, специалист по проблемам законотворчества Екатерина Шульман и профессор, доктор юридических наук Илья Шаблинский.

На их место Путин назначил исполнительного директора Международного информационного агентства «Россия сегодня» Кирилла Вышинского (недавно ставшего гражданином РФ в результате обмена заключенными между Украиной и Россией), Уполномоченного по правам человека в Свердловской области Татьяну Мерзлякову и президента Центра прикладных исследований и программ Александра Точенова. Как говорится, почувствуйте разницу. Кроме Мерзляковой, неоднократно критикуемой за ее деятельность на посту омбудсмена в Свердловской области, к правозащитной деятельности и к праву как таковому новые члены Совета отношения ранее не имели, зато все они исключительно лояльно относятся к власти.

Вслед за этими перестановками из состава СПЧ решила добровольно выйти бывшая судья Конституционного суда Тамара Морщакова. «Мое решение связано, прежде всего, с изменениями в персональном составе Совета. Я бы не назвала это действиями в знак протеста, но Совет, в котором я работаю, не сохраняет свою правозащитную суть», — объяснила свой поступок Морщакова.

Омбудсмены России давно забыли о независимости

Должность Уполномоченного по правам человека (омбудсмена) в Российской Федерации была введена Конституцией 1993 года. Согласно Конституции, Уполномоченный назначается Государственной Думой, действует в соответствии с федеральным конституционным законом и при осуществлении своих полномочий независим и неподотчетен каким-либо государственным органам и должностным лицам.

Но до 1998 года в России не было постоянного Уполномоченного. В феврале 1997 года появился отдельный Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», и лишь в мае 1998 года Госдума избрала Уполномоченного из фракции КПРФ – Олега Миронова.

Всех последующих уполномоченных Госдума избирала уже не самостоятельно, а по представлению президента Путина. Ими были Владимир Лукин (2004-2014), Элла Памфилова (2014-2016), Татьяна Москалькова (2016 – наст. время). Москалькова является, кстати, генерал-майором милиции в отставке.

1 сентября 2009 года Указом президента была введена должность федеральной государственной гражданской службы — Уполномоченный при президенте Российской Федерации по правам ребенка (детский омбудсмен). Уже ни о какой независимости речи не идет. Уполномоченный по правам детей – это госслужащий, которого назначает на должность и освобождает от должности президент.

Первым детским омбудсменом был Алексей Головань, он проработал в этой должности всего четыре месяца и был освобожден «по собственному желанию», его преемником стал адвокат и шоумен Павел Астахов, который занимал пост два трехлетних срока. Больше всего он запомнился защитой прав детей, усыновленных иностранными гражданами.

Назначение ныне действующей Уполномоченной по правам ребенка вызвало в обществе еще большее недоумение, чем назначение Астахова. Анна Кузнецова – матушка, то есть жена священника. Когда закончился срок ее трехлетнего назначения, указом президента Путина от 15 января 2019 года она была переназначена еще на 5 лет.

При Кузнецовой был создан Общественный совет, в составе которого оказалось много священников Русской православной церкви и активистов православных общественных объединений.

Минюст требует ликвидировать ООД «За права человека»

Одновременно с выхолащиванием Совета по правам человека при президенте на наших глазах происходит уничтожение Общероссийского общественного движения «За права человека». Это старейшая и крупнейшая правозащитная организация, созданная в 1997 году как объединение нескольких десятков региональных и местных правозащитных организаций.

В середине октября Минюст подал иск в Верховный суд РФ с требованием ликвидировать движение «За права человека» за «неоднократные нарушения законодательства, регулирующего работу некоммерческих организаций». Данные нарушения Минюст выявил в ходе внеплановой проверки в 2018 году. Все эти «нарушения» носят чисто формальный характер и почти все они уже были устранены, а штрафы за них оплачены.

Кроме того, Минюст ставит Движению в вину то, что оно было неоднократно оштрафовано Роскомнадзором. В феврале 2019 года Минюст включил движение «За права человека» в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, после чего все публикации Движения и публичные выступления его активистов должны быть маркированы как «иностранный агент».

2019 год еще не закончился, а Роскомнадзор уже возбудил против Движения 7 административных дел за отсутствие лейбла «иностранный агент» со штрафами на общую сумму 1 млн. 900 тыс. рублей. Часть штрафов была обжалована и в законную силу не вступила, часть оплачена, часть еще ждет своего рассмотрения в суде.

Однако Минюст, опираясь на них, потребовал ликвидировать движение «За права человека».

Исполнительный директор ООД «За права человека» Лев Пономарев считает, что за иском Минюста стоит ФСБ. Таким способом эта организация мстит за то, что Движение и лично Лев Пономарев активно защищают обвиняемых по делам «Сети», «Нового Величия», «Свидетелей Иеговы»*, мусорного полигона в Архангельской области и других, которые курирует ФСБ.

На 14 ноября в Верховном суде РФ назначено слушание по иску Минюста о ликвидации Движения.

На сайте общественной организации по этому поводу опубликовано заявление: «Мы будем активно и публично отстаивать свою позицию в Верховном суде РФ и, если потребуется, дойдем до Европейского суда по правам человека.

При любом исходе актив сотрудников и волонтеров, а также эксперты и журналисты движения «За права человека» будут изыскивать возможность продолжить свою деятельность по защите прав и законных интересов граждан России».

Сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц считает, что в случае с ООД «За права человека» повторяется сценарий, отработанный на «Голосе».

«С «Голоса» сняли лекала и теперь шьют дела на других правозащитников, — написал он в Фейсбуке.

— То же самое они проделали и с ассоциацией «Голос», которую сначала незаконно включили в реестр иноагентов, потом навесили немыслимое количество штрафов, а затем подали иск о ликвидации».

«Голос» продолжил свою работу без регистрации юридического лица. Таким же путем собирается пойти и Лев Пономарев, если Верховный суд удовлетворит иск Минюста и Движение будет ликвидировано.

СКР против «Комитета за гражданские права»

Одно из последних действий силовиков против правозащитных организаций – акция, устроенная в «Комитете за гражданские права».

Межрегиональная общественная благотворительная организация «Комитет за гражданские права» была создана в 1997 году. Она оказывает безвозмездную юридическую помощь людям, находящимся в местах заключения.

Руководит Комитетом член федерального бюро партии «Яблоко» и член СПЧ Андрей Бабушкин.

Вечером 22 октября в московский офис Комитета зашел некий гражданин с конвертом, в котором находились деньги, и попытался вручить его в руки Андрею Маякову, являющемуся заместителем Бабушкина. Но тот деньги не взял, а предложил оформить их у коменданта как пожертвование.

Следом за гражданином с деньгами (впоследствии выяснилось, что это был муляж) в офис ворвались 15 человек, предположительно сотрудники Следственного комитета, их сопровождали люди с камерами телеканала НТВ. Всех находящихся в офисе, включая председателя Комитета Андрея Бабушкина, выгнали, и провели обыск и допрос Маякова, не допустив к нему адвоката. Затем Маякова вывели из офиса и увезли.

24 октября на сайте Следственного комитета появилась следующая информация: «По данным следствия, днем 22 октября 2019 года директор общественной правозащитной организации получил от лица, приговоренного к длительному сроку лишения свободы, в качестве первого транша 200 тыс.

рублей в счет обещанного незаконного вознаграждения. Всего предполагалась, что незаконное вознаграждение составит 2,5 млн. рублей. В обмен он (Маяков — прим. ред.) обещал оказать содействие в проведении органами прокуратуры проверки законности вынесенного ему ранее приговора.

В действительности такой возможности мужчина не имел, а полученные деньги намеревался похитить и распорядиться ими по своему усмотрению.

После получения денег Маяков был задержан сотрудниками правоохранительных органов… Сегодня следствие ходатайствует перед судом об избрании в отношении Маякова меры пресечения в виде заключения под стражу».

Маяков свою вину не признает и считает, что его уголовное дело – это провокация против «Комитета за гражданские права».

«Меня обвиняют в покушении на мошенничество, то есть я, якобы зная, что не могу оказать потерпевшему услугу, обещал ее оказать. Но я ему ничего не обещал и не оформлял с ним никаких договоров. Какая же может быть моя вина?» — заявил он в зале суда.

«У меня ишемическая болезнь сердца, диабет, компрессионный перелом позвоночника. Перед вами сидит тяжелобольной человек. Врач ИВС не знает даже названия лекарств, которые мне необходимы», — сообщил Маяков в суде, попросив в качестве меры пресечения поместить его под домашний арест.

https://www.youtube.com/watch?v=uOPYlMSRdDE

Но суд удовлетворил ходатайство следствия и арестовал Маякова до 22 декабря.

*****

В заключение мне хочется привести слова Ольги Романовой, создавшей Благотворительный фонд помощи осужденным и их семьям и некоммерческую организацию «Русь Сидящая». 7 мая 2018 года Минюст внес Благотворительный фонд помощи осужденным и их семьям в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Ольга Романова: «У «Руси Сидящей» нет сомнений в том, что в самое ближайшее время наступление на права человека, правозащитников и правозащитные организации продолжится. Мы хотим обратиться к нашим подопечным – бывшим, настоящим и, увы, будущим, то есть ко всем вам.

Не опускайте руки. Не сдавайтесь. Боритесь за свои гражданские права и достоинство. Создавайте свои правозащитные организации. Не поддавайтесь страху и апатии.

Подписывайте петиции, выходите на митинги, не становитесь легкой добычей для должностных и служивых лиц, ломающих людям жизни ради премий и отчетности.

Поддерживайте политических заключенных – они сидят в тюрьме, они осознанно выбрали этот путь, потому что пытались помешать произволу. Когда правозащитники нуждаются в защите, помните: за граждан скоро некому будет заступиться».

Источник: https://wek.ru/kogda-pravozashhitniki-nuzhdayutsya-v-zashhite

Как работает в России программа защиты свидетелей, и почему она порой защищает обвиняемых

По голливудским фильмам мы знаем, что в США действует так называемая программа защиты свидетелей, которая позволяет обезопасить людей, дающих на суде ключевые показания, в том числе обличая всесильную мафию. На самом деле такая программа давно есть и в России. Насколько она необходима, востребована и эффективна? Сразу отметим, что у нас эта программа касается в первую очередь потерпевших, а не свидетелей.

До 10 миллионов свидетелей в год

В России соответствующий документ был принят в 2004-м году, заработал в 2005 году, а называется он законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Читайте также:  Справка о неучастии в приватизации, где взять справку о неучастии в приватизации

Как следует из статистики МВД, меры безопасности пока что чаще затрагивали потерпевших (34,5%), а среди охраняемых свидетелей (31%) большую часть представляют их родственники (24,5%). При необходимости защита также предоставляется подозреваемым и обвиняемым (8,3%).

Кроме того, закон призван обеспечить безопасность и другим, фигурантам судебного процесса, — к примеру, судмедэкспертам и даже переводчикам.

Защитой свидетелей в России занимается Управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите МВД РФ. Известно, что сотрудники этого ведомства имеют специальные навыки и проходят особую подготовку. Порой к работе привлекаются гражданские специалисты, к примеру, профессиональные гримеры из киноиндустрии, меняющие внешность защищаемого до неузнаваемости.

Бюджет программы засекречен, но по слухам в полицейской среде, составляет около двух миллиардов рублей в год. В законе на счет денег говорится так: «Средства выделяются на личную охрану, охрану жилища и имущества, на приобретение для защищаемых лиц спецсредств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности, на переселение защищаемых лиц, замену документов и изменение их внешности».

Ежегодно в России совершается, точнее, регистрируется, почти три миллиона различных преступлений. В результате на судебных процессах в год оказывается до десяти миллионов свидетелей.

Каждый четвертый из них меняет свои первоначальные показания из-за опасений мести преступников. Это очень много.

Но по данным ВНИИ МВД, до принятия программы «защиты свидетелей», свои показания менял чуть ли не каждый второй гражданин, опрашиваемый в суде.

«По программе проходят шестьсот-семьсот человек в год»

Корреспондент «Нашей версии» во время подготовки материла переговорил с сотрудником МВД, который одно время являлся ответственным работником по обсуждаемой программе. Вот его небольшой рассказ:

«Как часто применяется закон?

Наверное, через него проходят около шестисот-семисот человек в год по всей стране. Как правило, это физзащита на время следствия и судебного процесса. Охрана ведется круглосуточно, в том числе в доме-квартире защищаемого. Порой используется конспиративная квартира, и свидетель-потерпевший с сотрудниками полиции проживают в ней. Иногда от нескольких месяцев до полутора лет.

Часто ли люди после суда меняет внешность и паспорт? Это в кино такое любят, в жизни подобных случаев единицы, и не на каждый год есть пример. И все же бывает.

Закон действительно предусматривает в крайних случаях смену внешности объекта защиты, новые документы, новое жилье в другом регионе РФ и даже за границей (в странах СНГ) в экстренных случаях, новую работу по специальности.

Предусматривается материальная помощь объекту. Само собой, все это за счет бюджета. Никаких конкретных примеров, конечно, не приведу.

  • Почему закон защиты свидетелей применяется даже к потерпевшим?
  • Именно они дают решающие показания на обвиняемого, на целую ОПГ, потому находятся в зоне максимального риска.
  • Почему иногда защищают обвиняемых?

Так они сдают подельников в ходе так называемой сделки с правосудием. То есть дают расклад, как говорится. Их показания крайне важны, потому что они функционирование преступной группировки знают изнутри.

Нужна ли вообще такая программа?

Точно нужна. Особенно это касается регионов, где на свидетелей-потерпевших порой оказывается колоссальное давление. Знаете сколько уголовных дел развалилось из-за этого?».

… Оценивая закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», следует признать, что оценивать… нечего.

Все данные, в том числе о потенциальных физических потерях среди защищаемых, тщательно засекречены.

Но, может быть, такая «глухая оборона» и есть свидетельство эффективности работы профильных полицейских? Ведь в программе защиты свидетелей самое главное – чтоб без утечек.

«Хади Такташ» посадили до закона

Еще до принятия программы по защите свидетелей в России был судебный процесс, где свидетели охранялись, полностью соблюдалась их анонимность. В 2001-2002 гг. судили знаменитую своими зверскими преступлениями казанскую ОПГ «Хади Такташ». Свидетелей привозили в суд под охраной спецназа в просторных балахонах с капюшонами.

Они выступали под вымышленными именами, а спецтехника меняла им голос. Как результат подобной конспирации, никто из свидетелей не отказался от своих показаний, и все братки были осуждены на длительные сроки. Однако в ходе судебного процесса все же произошло одно ЧП.

Пока шел процесс, одна из наиболее активных свидетельниц обвинения, Юлия Гаврилова, несмотря на защиту, скончалась у себя дома от отравления угарным газом.

Как у них?

Свидетелей оберегают во всех странах мира с развитой судебной и правоохранительной системой. Самый успешный опыт в этом деле приобрели, прежде всего, США. В Штатах программа защиты свидетелей (она у них старейшая в мире) появилась еще в 1970 году. За четыре с лишним десятка лет ее участниками стали около 30 тысяч человек.

Согласно исследованию, опубликованному в 2010 году Рутгерским университетом, 95% лиц, получающих в США статус защищенного свидетеля, являются бывшими членами преступных группировок или просто преступниками, решившими по тем или иным соображениям порвать со своим прошлым.

Источник: https://versia.ru/kak-rabotaet-v-rossii-programma-zashhity-svidetelej-i-pochemu-ona-poroj-zashhishhaet-obvinyaemyx

Программа защиты свидетелей: как это работает в России

Один из главных факторов в деле раскрытия любого преступления — показания свидетелей. Но порой люди не хотят разглашать следствию известные им факты. Одна из причин этого — страх. Человека могут запугать и заставить замолчать. Для таких случаев в России действует специальная программа защиты свидетелей.

Как она работает?

В России обеспечение безопасности свидетелей происходит в соответствии с федеральным законом, принятым еще в 2004 году.

До этого в нашей стране также применялись соответствующие меры в случае необходимости, однако принятый нормативно-правовой акт позволил систематизировать эту деятельность, сделал ее в целом эффективнее. Занимается этим особое подразделение в системе МВД — Управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих госзащите (УОГЗ).

В целом подобные мероприятия делятся на несколько категорий. Во-первых, это охрана жилья человека, дающего показания, сохранение конфиденциальности сведений о данном лице. Во-вторых, если уровень угрозы для свидетеля повышен, правоохранители могут пойти на смену места жительства гражданина, а также выдачу ему новых документов.

Еще более радикальные меры — пластические операции. Но это крайняя мера, когда свидетель стоит перед реальной угрозы расправы. По данным Министерства внутренних дел, только за четыре года (с 2009 по 2013) с просьбой о госзащите обратились более 12 тысяч человек.

Почти треть из них — потерпевшие, которым угрожали виновники инцидентов и связанные с ними лица. Другая треть — свидетели преступлений. При этом около восьми процентов обратившихся составили подозреваемые и обвиняемые. Они опасались давления со стороны других фигурантов следствий.

Как зеницу ока
Обычно свидетеля охраняют несколько сотрудников органов внутренних дел. В их задачу входит пресечение возможной физической угрозы лицу, а также недопущение уничтожения его имущества.

Если угроза свидетелю невелика, к нему могут приставить одного оперативника, однако в самых тяжелых случаях их количество может достигать пяти человек и более. Охранять гражданина могут круглосуточно, находясь на дежурстве около его дома. Также предусмотрена возможность наблюдения только в определенное время.

При этом сам защитник должен иметь хорошую физическую подготовку, обладать высокой психологической устойчивостью, отлично управляться с холодным и огнестрельным оружием, а также уметь распознавать слежку за его клиентом.

Еще один важный пункт — выдача свидетелю личных средств защиты, к примеру, бронежилета, а также средств связи — рации или сотового телефона. При этом жилище клиента могут снабдить «тревожной кнопкой».

Новая биография

Существуют и более радикальные меры защиты. Обычно к ним прибегают, если гражданин проходит свидетелем в категории тяжких или особо тяжких преступлений, а также, если правоохранители посчитают, что к угрозам в его адрес могут прибегнуть влиятельные третьи лица. Одна из таких мер — смена паспорта.

В документе человеку указывают другие фамилию, имя и отчество. Порой меняют даже школьный аттестат, диплом и прочее. Таким образом, фактически создается новая биография человека. Также предусмотрена возможность смены места жительства, учебы и работы.

При этом человеку должны предоставить рабочее место не хуже прошлого: с равными условиями труда, заработной платой. Для защиты свидетелей предусмотрены и специальные безопасные места — квартиры, дома, дачи. Все это служебные помещения, находящиеся на балансе органов внутренних дел.

В особо тяжелых случаях могут пойти на пластические операции. Но прибегают к этому крайне редко, к тому же изменения внешности проводятся исключительно с согласия свидетеля.

Защита от «хадишевских»

Одно из самых громких дел начала «нулевых» — суд над членами казанской банды «Хади Такташ». Их обвиняли в убийствах, вымогательствах, сутенерстве, отмывании денег и прочих «подвигах». Свидетелей по делу «хадишевских» набралось больше 500 человек. Зная о силе и влиянии преступников, свидетелям организовали надежную защиту. На судебные заседания их привозили в масках и спецодежде, показания они давали не в самом зале суда, а в отдельной комнате (картинка оттуда транслировалась на экран перед судьей), их фигуры изменяли (делали специальные подкладки под одежду). При этом показания свидетели давали через искажающий голос аппарат.

Иркутский головорез

Активно свидетелей защищали и по резонансному делу иркутского авторитета, главаря банды Александра Константинова. Он устроил кровавую войну за передел сфер влияния в регионе. Одного из ценных свидетелей под надежной охраной вывезли из города и поселили на конспиративной квартире за сотни километров от Иркутска — в центральной России. За информацию о его местонахождении связанные с Константиновым криминальные элементы предлагали тысячи долларов, однако оперативники смогли обеспечить безопасность клиента.

Читать ещё •••

Видео дня. Кайф под партой: детей подсадили на новый наркотик

Другое
,

Хади Такташ
,

Александр Константинов
,

МВД
,

Иркутск

Источник: https://news.rambler.ru/other/39781030-programma-zaschity-svideteley-kak-eto-rabotaet-v-rossii/

Игра в прятки со свидетелем

Андрей Бильжо. Карикатуры в тему

https://www.youtube.com/watch?v=vnt5-Coy0CU

Почему так часто в судах разваливаются «громкие» уголовные дела, а доказательства оказываются неубедительными? Почему ключевые свидетели, даже если и соглашаются сотрудничать со следствием, рассказывают далеко не все, что им известно? Ответ прост: люди боятся мести со стороны преступников.

В стране четыре года действует программа защиты свидетелей и других участников судопроизводства, однако надо признать: она не обеспечивает необходимый уровень их безопасности.

О том, с какими проблемами сталкиваются ее участники, обозревателю «Известий» рассказал начальник управления Генеральной прокуратуры по надзору за производством дознания и оперативно-розыскной деятельностью Сергей Иванов.

известия: Сергей Викторович, часто ли преступники угрожают тем, кто дает против них показания?

Сергей Иванов: Физическому или психологическому давлению со стороны криминального мира подвергается каждый четвертый свидетель. Угрожают убийством, похищают детей и близких, избивают. В ход идут подкуп, шантаж, оскорбление, клевета, в том числе и в средствах массовой информации.

В случае отказа выполнить требование преступников воздействие ужесточается, угрозы приводятся в исполнение. Иногда действуют не «в лоб», а более изощренно.

У подъезда начинают крутиться подозрительные личности, организуется демонстративная слежка, преступники звонят и демонстрируют, что им известны сведения о месте жительства и работы человека, известно, где учатся его дети…

Намекают, что произойдет, если их требования не будут исполнены, интересуются, насколько человек любит своих детей, не опасается ли за их безопасность… В результате, по данным Всероссийского НИИ МВД, 60 процентов граждан, ставших жертвами преступлений, не обращается в правоохранительные органы, опасаясь мести.

и: И государство никак не может защитить того, кто помогает изобличать преступников?

Иванов: В УПК предусмотрены такие меры, как сохранение в тайне данных о личности потерпевшего, свидетеля, их родственников и близких. Опознание преступника или подозреваемого проводится в условиях, когда опознаваемый не видит опознающего.

Закон разрешает допрос свидетеля без оглашения его подлинных данных в условиях, когда другие участники процесса его не видят. Закон позволяет поставить на «прослушку» телефоны защищаемых лиц — чтобы знать, угрожает им что-то или нет.

Им может быть предоставлена личная охрана, охрана жилища, выдача устройств экстренной связи, спецсредств индивидуальной защиты — чаще всего это бронежилет, но обученному человеку закон позволяет выдать даже боевое оружие.

Кроме того, человек, находящийся под защитой, засекречивается — его данные будут исключены из общедоступных баз. Он может быть переселен в другой город, сменить имя, работу и даже внешность.

  • и: Бывали случаи смены внешности?
  • Иванов: Да, бывали, но по понятным причинам я не могу о них рассказывать.
  • и: Какой способ защиты используется наиболее часто?
Читайте также:  Куда обращаться с жалобой на соседей: порядок оформления и подачи жалобы, сроки рассмотрения

Иванов: Самая распространенная мера — это обеспечение конфиденциальности сведений, она применяется в 80 процентах случаев. Реже применяется «скрытое опознание», когда преступник не видит того, кто его опознает, — такой мерой пользуется 14 процентов нуждающихся в защите.

и: Свидетели и жертвы каких преступлений чаще всего оказываются под защитой?

Иванов: Может, это прозвучит неожиданно, но чаще всего (82,8 процента) такие меры использовались при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ.

Далее следуют преступления против собственности, против жизни и здоровья, а также дела о терроризме и оргпреступности (соответственно 6, 4 и 2 процента).

В большинстве случаев защита требовалась свидетелям (63,2 процента), реже — потерпевшим (23 процента), подозреваемым и обвиняемым (3,12 процента).

и: Насколько доступна госзащита для простых граждан, которым выпало стать свидетелями или потерпевшими?

Иванов: Программа госзащиты охватывает 5,5 процента участников судопроизводства. Конечно, по первому требованию никто человеку не предоставляет вооруженную охрану и не переселяет в другой город. Опасность должна быть реальной.

Но если говорить объективно, то для качественного обеспечения безопасности участников судопроизводства или расследования нашей правоохранительной системе еще работать и работать.

Результаты прокурорских проверок показали, что оперативно-розыскная деятельность, направленная на своевременную и действенную работу по защите участников судопроизводства, осуществляется пока еще недостаточно эффективно.

Например, в судах отсутствуют специальные помещения для обеспечения допроса лица в условиях, исключающих его визуальное наблюдение. Катастрофически не хватает специального оборудования и аппаратуры для изменения голоса, специалистов по применению такой техники.

Люди на местах выкручиваются как могут: изменяют голос, говорят через носовой платок, зажимают носы, применяют другие подручные средства.

Например, в Приморском райсуде Новороссийска допрос свидетеля в условиях, исключающих его визуальное наблюдение, производился по громкой связи сотового телефона — сам свидетель находился в это время в автомобиле напротив здания суда.

В Верховном суде Чеченской Республики допрашиваемый свидетель, чтобы его не видели, стоял за дверью и для изменения голоса держал возле рта пустую банку.

Самую оригинальную «маскировку» придумали несколько лет назад в одном из калужских судов — там свидетель давал показания в противогазе. В тех случаях, о которых я рассказываю, со свидетелями ничего не произошло. Но, к сожалению, бывали случаи, когда преступники распознавали, кто выступает против них, и жестоко расправлялись.

и: То есть человека убеждали дать показания, говорили, что ему ничего не угрожает, а потом оказывалось, что правоохранительные органы не в состоянии его защитить?

Иванов: Я вам честно скажу: говорить человеку в такой ситуации, что ему ничто не угрожает, некорректно. Таких случаев, когда мы теряем кого-то, крайне мало, но они, к сожалению, есть.

И происходит это даже с высокопоставленными сотрудниками.

Например, убитая в прошлом году заместитель председателя Верховного суда Ингушетии Аза Газгиреева тоже находилась под программой государственной защиты, правоохранительные органы знали, что на нее идет охота…

и: Что же тогда говорить о простых смертных! Почему же так происходит? Чего не хватает — денег, профессионализма?

Иванов: Денег выделяется достаточно. Недавно принятая государственная программа «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2009-2013 годы» предусматривает 1,6 млрд бюджетных рублей.

Предполагается, что программой воспользуется свыше 10 тысяч человек. Для сравнения: за предыдущие три года действия программы, с 2006 по 2008 год, под защитой находилось примерно 3600 человек.

Самые весомые статьи расхода новой программы — временное помещение защищаемых лиц в безопасное место (875,35 млн рублей) и переселение на другое место жительства (260,9 млн рублей). Кстати, предусмотрены там и расходы на изменение внешности — это 9,8 млн рублей.

Надо сказать, что механизм выделения денег достаточно громоздок. Человек сначала тратит на свою защиту свои же деньги, часто немалые, а потом, через достаточно продолжительное время ему их компенсируют.

Но дело не только в деньгах. Если система защиты дает сбой, то в первую очередь из-за пресловутого «человеческого фактора». Где-то не хватило оперативной информации, где-то опыта. Специализированные подразделения по защите свидетелей начали создаваться в России только с 2006 года.

Они хорошо себя зарекомендовали, но их создание идет медленно, они существуют не во всех субъектах федерации, малочисленны. Мы пытаемся активизировать этот процесс: например, в связи с отсутствием работы в данном направлении в МВД Северной Осетии прокурором республики внесено представление. Есть и другие нарушения.

Оперативные работники не опрашивают защищаемого об обстоятельствах, в связи с которыми предполагается угроза его жизни.

Не разъясняют защищаемым их права и обязанности, например, право просить об изменении мер безопасности, право обжаловать в вышестоящий орган, прокуратуру либо суд незаконные действия должностного лица, осуществляющего меры безопасности.

и: Но тогда возникают вопросы и к прокуратуре — вы же контролирующая организация…

Иванов: К сожалению, законодательство в области контроля за тем, как осуществляется защита свидетелей и других участников судопроизводства, несовершенно. Контроль значительно ослаблен. Изменения, внесенные в 2007 г.

в уголовно-процессуальное законодательство, лишили прокурора возможности давать указания следователю о применении мер госзащиты к тому или иному лицу.

В статье 4 федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» говорится, что «меры государственной защиты должны осуществляться под прокурорским надзором». Однако это в значительной степени декларативное положение. Полномочия прокурора четко не определены.

Это, как показала практика, существенное упущение, поскольку, помимо прокуратуры, других контролирующих это направление организаций нет, если не считать внутриведомственного контроля МВД. Фактически закон предусматривает возможность нашего вмешательства только в случае жалобы гражданина — когда его права уже нарушены.

А механизм, который бы заранее предупреждал такие нарушения, не предусмотрен. То, что прокурор был лишен ряда полномочий при осуществлении надзора за следствием, лишило его возможности своевременно инициировать и контролировать меры защиты участников уголовного судопроизводства.

Источник: https://iz.ru/news/358865

Программа защиты свидетелей в России. Справка

  • В соответствии с действующей редакцией ФЗ от 24 июля 2007 года под государственной защитой потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства понимается «осуществление мер безопасности, направленных на защиту их жизни, здоровья и (или) имущества, а также мер социальной поддержки указанных лиц в связи с их участием в уголовном судопроизводстве уполномоченными на то государственными органами».
  • В соответствии с законодательством государственной защите подлежат следующие участники уголовного судопроизводства: 1) потерпевший; 2) свидетель; 3) частный обвинитель; 4) подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, их защитники и законные представители, осужденный, оправданный, а также лицо, в отношении которого уголовное дело либо уголовное преследование было прекращено; 5) эксперт, специалист, переводчик, понятой, а также участвующие в уголовном судопроизводстве педагог и психолог; 6) гражданский истец, гражданский ответчик;
  •  7) законные представители, представители потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и частного обвинителя.
  • Государственной защите также подлежат установленные Уголовно‑процессуальным кодексом Российской Федерации родственники и близкие лица, противоправное посягательство на которых оказывается в целях воздействия на потерпевших и свидетелей.
  • Меры государственной защиты могут быть также применены до возбуждения уголовного дела в отношении заявителя, очевидца или жертвы преступления либо иных лиц, способствующих предупреждению или раскрытию преступления.
  • Согласно ФЗ в отношении защищаемого лица могут применяться одновременно несколько либо одна из следующих мер безопасности: 1) личная охрана, охрана жилища и имущества; 2) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности; 3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице; 4) переселение на другое место жительства; 5) замена документов; 6) изменение внешности; 7) изменение места работы (службы) или учебы; 8) временное помещение в безопасное место;
  •  9) применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе перевод из одного места содержания под стражей или отбывания наказания в другое.
  • В отношении защищаемого лица могут применяться также другие меры безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации.
  • Меры безопасности, предусмотренные пунктами 4‑7 части, осуществляются только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях.
  • Основаниями применения мер безопасности являются данные о наличии реальной угрозы убийства защищаемого лица, насилия над ним, уничтожения или повреждения его имущества в связи с участием в уголовном судопроизводстве, установленные органом, принимающим решение об осуществлении государственной защиты.
  • 10 апреля 2006 года в целях реализации ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» была утверждена Государственная программа «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006‑2008 годы».

В 2006‑2008 годах эта государственная программа применялась к 3296 участникам уголовного судопроизводства. Преимущественно применялись такие меры безопасности, как личная охрана, охрана жилища и имущества и обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице. В большинстве случаев государственная защита требовалась свидетелям (63,2 %), реже ‑ потерпевшим (23 %), подозреваемым и обвиняемым (3,12 %).

  1. 2 октября 2009 года постановлением правительства РФ была утверждена государственная  программа «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2009‑2013 годы».
  2. Программа разработана в соответствии с ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и учитывает опыт реализации Государственной программы «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006 ‑ 2008 годы», а также зарубежный опыт планирования и проведения мероприятий в этой области.
  3. Программа направлена на осуществление определенных ФЗ мер безопасности и социальной поддержки защищаемых лиц независимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений.
  4. В ходе реализации программы будут применены меры государственной защиты в отношении свыше 10 тысяч участников уголовного судопроизводства.

Общий объем финансирования программы из федерального бюджета составит более 1,6 миллиарда рублей, из которых свыше 837 млн рублей пойдут на «временное помещение защищаемых лиц в безопасное место». На переселение защищаемых лиц на другое место жительства предусмотрено 260,9 млн рублей, изменение внешности защищаемых лиц – 9,8 млн рублей.

В соответствии с указом президента Дмитрия Медведева от 6 сентября 2008 года в МВД РФ было образовано специальное структурное подразделение ‑ управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите (УОГЗ).

По данным УОГЗ, сотрудники МВД РФ в первом полугодии 2009 году взяли под государственную защиту около 700 свидетелей, потерпевших и других участников уголовного судопроизводства ‑ столько же, сколько за весь 2008 год.

Среди них 459 (человек) – участники судопроизводства по уголовным делам, возбужденным по тяжким и особо тяжким составам, 160 – по преступлениям, совершенным организованной группой, преступным сообществом.

В их числе обеспечена безопасность 268 потерпевших, 185 свидетелей, семи заявителей или очевидцев, 52 подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, защитников, законных представителей, а также лиц, в отношении которых уголовное преследование было прекращено.

Кроме того, МВД взяло под государственную защиту более 80 человек из числа близких родственников лиц, подлежащих защите.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Источник: https://ria.ru/20091015/188979848.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector