Превышение пределов необходимой обороны – юридические особенности

Превышение допустимой самообороны может повлечь уголовную ответственность: по ст. 108 УК РФ – если было совершено убийство, или по ст. 114 УК РФ – если причинен тяжкий либо средней тяжести вред здоровью.

Понятие необходимой обороны и превышение ее пределов

Превышение пределов необходимой обороны – юридические особенности

Если защита от посягательства не проходила на фоне опасного для жизни насилия или угрозы такого насилия, то обязательное условие отсутствия уголовной ответственности – нет превышения пределов необходимой обороны.

Пределы необходимой самообороны согласно ч.ч. 2 и 2.1 ст. 37 УК РФ:

  1. Действия обороняющегося соответствовали характеру и опасности посягательства.
  2. Посягательство было настолько неожиданным (внезапным), что обороняющийся не мог объективно оценить степень опасности и характер посягательства. 

Если есть одно из таких условий, то оборона должна признаваться правомерной независимо от наступивших последствий, в том числе убийства нападавшего или причинения ему вреда.

Признание обороны правомерной не зависит от:

  • специальных или профессиональных навыков обороняющихся, например, владения приемами самообороны или боевых искусств;
  • наличия возможности позвать кого-либо на помощь, сообщить о посягательстве властям, избежать нападения.

Все вышеперечисленное – это формальные определения и трактовки. К сожалению, в жизни очень часто все выходит за эти формальные рамки, и каждая ситуация требует своего индивидуального анализа. Есть и еще один аспект: то, что обществом или субъективно может восприниматься как справедливое, нередко не является законным согласно УК РФ.

Свое влияние на оценку необходимой обороны и превышения ее пределов оказывает судебная практика. Немало зависит и от того, насколько профессионально было проведено расследование, изучены все обстоятельства произошедшего и им дана верная оценка и квалификация.

В свою очередь, следственные и судебные оценки произошедшего, очень серьезно зависят от того, что будет говорить обороняющееся лицо, а также возможные очевидцы случившегося.

В этой ситуации ни в коем случае нельзя пренебрегать квалифицированной юридической помощью, а без адвоката лучше никакие официальные показания не давать.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность наступает при совокупности двух условий:

  1. Превышение пределов самообороны.
  2. Убийство или причинение тяжкого/средней тяжести вреда здоровью в результате превышения пределов необходимой самообороны.

В случае убийства действия обороняющегося квалифицируются по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью квалифицируется по ч. 1 ст. 114 УК РФ. Оба преступления относятся к категории небольшой тяжести. Максимальное наказание по ст. 108 УК РФ – 2 года лишения свободы, по ст. 114 УК РФ – 1 год. Оно может быть как реальным, так и условным.

Краеугольный камень уголовной ответственности – превышение пределов самообороны. Все начинается с оценки именно этого.

Как превышение пределов расцениваются такие действия обороняющегося, которые:

  • Не были защитой личности и прав, охраняемых законом интересов общества или государства от посягательства на них, сопряжённого с опасностью для жизни (насилием, угрозой насилия).
  • Были защитой от преступления (любого), но не соответствовали характеру и опасности посягательства при наличии у обороняющегося возможности правильно их оценить.

Уголовная ответственность полностью исключена, если к обороняющемуся или другим лицам применяют насилие опасное для жизни или есть угроза для жизни.

В этом случае убийство нападавшего или вред его здоровью – правомерные действия в любом случае.

И только в случае отсутствия такого насилия или угрозы необходимо оценивать, было ли или нет превышение пределов, а если было – не связано ли это с внезапностью посягательства.

Насилие, которое создает опасность для жизни – любые действия, способные привести к смерти. Например, ранение в жизненно важный орган или травма, вызвавшая обильное кровотечение.

Более точно этот аспект определяется судебно-медицинской экспертизой. Соответственно, угроза применения такого насилия – это реально возможное насилие.

Скажем, если нападающий угрожает огнестрельным оружием, идет на обороняющегося с ножом, топором или другим подобным предметом.

Понятно, что простому человеку в стрессовой ситуации крайне сложно оценить, есть или нет угроза жизни.

На этот случай и предусмотрено отсутствие уголовной ответственности при внезапности нападения – настолько неожиданном его совершении, что трудно правильно оценить ситуацию и выбрать адекватный метод и способ защиты.

Но здесь важно, что скажет обороняющийся: как он оценивал нападение или угрозу, о чем думал в этот момент, почему совершил конкретные действия.

Кроме того, уголовная ответственность исключена, если пределы самообороны превышены, но нет убийства или тяжкого/средней тяжести вреда здоровью. Например, наступил легкий вред здоровью или вовсе образовались только синяки или ссадины. Здесь все однозначно. Последствия оцениваются в рамках судебно-медицинской экспертизы.

Превышение самообороны, повлекшее смерть, не всегда влечет уголовную ответственность. Важный нюанс – должно быть именно убийство, то есть умышленное причинение смерти.

Если смерть нападавшего наступила по неосторожности (например, его оттолкнули, он упал, ударился головой, и умер), то уголовной ответственности не будет. Если нападавшему причинен тяжкий вред здоровью, повлекший затем смерть (то, что в иных ситуациях квалифицируется по ч. 4 ст.

111 УК РФ), то и здесь действия обороняющегося не могут быть квалифицированы по ст. 108 УК РФ – максимум по ст. 114 УК РФ.

Статья 114 УК РФ, в свою очередь, также требует, что тяжкий или средней тяжести вред здоровью был причинен умышленно. Неосторожность, как и в случае со ст. 108 УК РФ, исключает уголовную ответственность. Поэтому не всякое превышение самообороны, повлекшее тяжкие телесные повреждения, может влечь наказание.

Судебная практика

Превышение пределов необходимой обороны – юридические особенности

Основные моменты:

  1. Суды должны исходить из того, что самооборона от незаконных посягательств – право каждого человека, причем его конституционное право.
  2. Лишение жизни нападавшего считается допустимым лишь как способ защиты от противоправного (преступного) насилия.
  3. Для правомерности действий обороняющегося важно, чтобы опасность была реальной для него или для других лиц. Об этом могут, в частности, свидетельствовать:
  • фактическое причинение вреда здоровью, который ставит под угрозу жизнь (например, ранение в жизненно важный орган);
  • способ насилия или угрозы применения насилия (использование оружия либо предметов, служащих оружием, поджог, удушение и т.п.).
  1. Сложнее оценить угрозу применения насилия опасного для жизни. Однако о таком характере могут прямо свидетельствовать наведение оружия, замах для нападения или иная попытка ударить, демонстрация взрывного устройства, движение в сторону с явным намерением нанести удар ножом, выстрелить и другие подобные действия. Правда, наряду с этим нужно анализировать обстановку и обстоятельства, а также наличие оснований опасаться реализации угрозы.
  2. Допустимая самооборона возможна только в условиях совершения преступления или при наличии реальной угрозы его совершения. Таким образом, не любое, а только преступное посягательство или попытка его совершения могут стать основанием для самообороны.
  3. Для оценки внезапности посягательства необходимо оценивать время, место, обстановку, условия, способ, характер преступления и другие обстоятельства. Нужно также учитывать особенности личности обороняющегося, его эмоциональное состояние и факторы, влияющие на принятие решений.
  4. Если преступление носит продолжаемый, длящийся характер, то право на самооборону действует в течение всего времени совершения посягательства.
  5. Не является правомерной самооборона, когда она используется после окончания, предотвращения, пресечения посягательства, то есть, когда в мерах защиты уже нет необходимости. Правда, Верховный суд отмечает, что в этой ситуации нужно дать оценку и тому, насколько обороняющийся, исходя из ситуации, понимал, что обороняться уже не нужно. Например, можно расценить как правомерные действия обороняющегося, который не понял либо не мог понять, закончилось нападение или нет. Аналогично нужно рассматривать случаи, когда обороняющийся думал, что нападающий временно приостановил посягательство и может снова начать свои преступные действия. Необходимо учитывать и временной интервал между посягательством и мерами защиты.
  6. Важно различать ситуации, когда есть превышение пределов необходимой самообороны, а когда нужно оценивать действия как совершенные в состоянии аффекта или при иных обстоятельствах, исключающих уголовную ответственность.
  7. Нельзя квалифицировать как необходимая оборона случаи, когда инициатором посягательства стал сам обороняющийся, то есть спровоцировал нападение или иным образом создал для этого условия, а потом защищается от него.
  8. Расценивая действия обороняющегося как превышение пределов самообороны, суд должен изложить все обстоятельства произошедшего, дать им оценку, пояснить, в чем выражалось превышение и почему действия трактуются именно так. Таким образом, недопустимо просто формально отмечать превышение пределов самообороны, не конкретизируя, в чем именно оно заключалось.

Как правило, по любому факту самообороны с причинением смерти или тяжкого (средней тяжести) вреда здоровью возбуждается уголовное дело.

Это делается потому, что в рамках досудебной проверки невозможно выполнить все процессуальные и следственные действия для установления обстоятельств произошедшего. Нередки и случаи, когда людей задерживают, а потом избирают меру пресечения.

Порой даже возбуждаются дела по более тяжким статьям, вплоть до убийства (ст. 105 УК РФ), умышленного причинения тяжкого вреда (ст. 111 УК РФ) или вреда здоровью средней тяжести (ст. 112 УК РФ).

Дела о превышении пределов самообороны считаются «адвокатскими делами», то есть такими, где очень многое зависит от позиции стороны защиты и данных подозреваемым (обвиняемым) показаний.

В таких делах очень многое имеет оценочный характер, и очень многое можно трактовать по-разному.

Однако практика последнего времени – при очевидном характере насильственного нападения в первую очередь рассматривать правомерность самообороны и только при спорном характере произошедшего строить другие версии.

В основном спорные ситуации возникают, когда характер (способ, средства, последствия и др.) самообороны не отвечает опасности и характеру нападения. Например, если вас хотят обокрасть, но при этом никак не угрожают и не применяют насилия, будет очевидным превышением самообороны убийство преступника. Но если в руках нападавшего был нож, то тут надо уже смотреть по ситуации.

Привлечение к ответственности за превышение пределов самообороны – не самый плохой исход. Порой следствие допускает «перегибы» и квалифицирует содеянное как убийство или умышленный вред здоровью.

Вот здесь уже все сложнее, и приходится бороться за менее тяжкую статью. В ряде случаев действия могут быть квалифицированы как причинение смерти или вреда здоровью по неосторожности.

Правда, в этом случае наказание практически такое же, как и в случае превышения пределов необходимой обороны, и вопрос лишь в правильной квалификации.

Источник: https://law03.ru/crime/article/prevyshenie-samooborony-uk-rf

Необходимая оборона: судебная практика

Действующее Российское законодательство исходит из принципов защиты прав и интересов граждан.  В некоторых ситуациях гражданин вынужден переступить требования закона, чтобы пресечь более тяжелые последствия в результате противоправных действий других лиц. Данные действия именуются – «необходимая оборона».

Статья 37 Уголовного Кодекса РФ определяет, что  не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Таким образом, закон закрепляет право на оказание активного сопротивления каждому гражданину, при этом исключается его ответственность в случае причинения вреда злоумышленнику. Однако судебная практика по необходимой обороне носит не такой однозначный характер и зачастую суды трактуют действия обороняющегося в схожих ситуациях совершенно противоположно.

Вопросы квалификации

Особенности рассмотрения дел по необходимой обороне разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ №19 от 27.09.2012 г.

Согласно данному документу, а также УК РФ, необходимая оборона допустима в том случае, если в отношении обороняющегося или иного лица совершается деяние, создающее реальную угрозу жизни, либо нападающий высказывает угрозу совершения подобных действий. В Постановлении указывается, что такими действиями могут быть:

  • Причинение вреда здоровью вне зависимости от степени тяжести;
  • Применение оружия или предметов используемых в качестве оружия;
  • Высказывание угрозы обороняющемуся или другому лицу, при этом нападающий в состоянии её воплотить в реальность;
  • Демонстрация оружия или предметов, используемых в качестве оружия, сопряженная с угрозой и возможностью его применения.

Верховный Суд уточнил, что указанные действия должны быть в реальности, то есть действия третьих лиц должны носить явную направленность на совершение указанных противоправных деяний в отношении обороняющегося или других лиц. К примеру, суд города Т. признал виновным по ч. 1 ст.

111 УК РФ гражданина Б, нанесшего многочисленные рубленные раны гражданину В., в результате которых у  В. была ампутирована рука. Из материалов дела следовало, что Б. поздно вечером возвращался домой с рыбалки. Подходя к подъезду, увидел двух молодых людей, пьющих пиво. Когда Б.

зашел в подъезд услышал, что молодые люди зашли вслед за ним. Как пояснил Б., это показалось ему подозрительным, и он достал из рюкзака туристический топорик. Поднявшись на свой этаж, мужчина остановился, через минуту на площадки показались молодые люди, в руках одного из них была недопитая бутылка пива. Б.

Читайте также:  Как оформить опекунство над недееспособным: установленные требования, пакет документов, причины отказа

показалось, что держащий бутылку стал замахиваться, и поэтому бросился на него и стал на носить удары топором по руке, в которой была зажата бутылка. Следствие установило, что молодые люди являлись соседями Б., и они поднимались к себе домой, в их действиях не было направленности на причинение вреда Б.

Учитывая все обстоятельства по делу, суд отказался признать действия Б. необходимой обороной и привлек его к уголовной ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью.

В Постановлении Пленума ВС РФ указывается, что суд при оценке реальности угрозы должен учитывать степень неожиданности в действиях посягавшего для обороняющегося.

В частности  в судебном заседании устанавливаются все обстоятельства сложившейся ситуации: место происшествия, окружающая обстановка, время суток, способ посягательства, эмоциональное и психическое состояние обороняющегося. К примеру, гражданин Г. в результате нескольких ударов палкой по голове гражданина М.

причинил его здоровью вред средней степени тяжести. Удары были нанесены при следующих обстоятельствах: Г. в темное время суток проходил через арку во двор, уже на выходе из арки к нему подскочил М., угрожая ножом, закричал: «Бабки быстро!». Г., оценив обстановку, бросился в сторону и, видя, что М.

преследует его, выхватил из мусорного контейнера палку и несколько раз ударил нападавшего по голове. Суд расценил действия М. как совершенные в состоянии необходимой обороны, исключающем его виновность.

В похожей ситуации гражданин Р. Был признан виновным по ст. 116 УК РФ – «Побои». По материалам дела, Р. в дневное время проходил через арку и на выходе из неё заметил мужчину – гражданин П. Когда Р.

с ним поравнялся, мужчина неожиданно подбежал к нему и закричал: «Денег дай!». Р. отбежал в сторону, увидел лежащий на земле сломанный черенок от метелки, схватил его, вернулся к арке и стал наносить удары  П. В результате ударов П.

были нанесены повреждения, не причинивших вреда здоровью. Суд не согласился с доводами Р., что он действовал в рамках необходимой обороны, так как он мог осознавать реальную степень опасности действий со стороны П.

, и тем самым принять меры по равноценной обороне, в том числе и вовсе исключить возможность нападения, так как Р. был соседом П. и знал особенности его поведения.

Совет: в ситуациях, когда можно исключить нападение, например, пройти по другой дороге, обойти агрессивно настроенного гражданина и т.д., лучше воспользоваться наиболее безопасным вариантом, так как не исключено, что в дальнейшем при рассмотрении дела о необходимой обороне суд сочтет действия обороняющегося как провоцирующие на нападение, потому что он мог избежать его.

Кстати, своевременность действий обороняющегося также является необходимым обстоятельством, подлежащим доказыванию в суде.

В Постановлении говорится, что право на необходимую оборону возникает с момента появления угрозы совершения противоправного деяния в отношении обороняющегося и прекращается с момента, когда нападающий не сможет далее совершать противоправное деяние.

Отметим, что момент прекращения возможности самообороны может возникнуть как от действий обороняющегося, так и от иных обстоятельств, которые препятствуют нападающему совершать преступные действия. К примеру, суд города В. признал виновной гражданку К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ – «убийство». По материалам дела: К.

шла по улице, и из одного из подъездов к ней выскочил молодой человек – гражданин П.. П. схватил девушку и попытался затащить в подъезд. К. громко закричала, и в этот момент в одной из квартир подъезда хлопнула дверь. П. отпустил девушку и бросился бежать по улице, но, споткнувшись, упал. К.

, видя, что молодой человек лежит на земле и не может встать, подошла к нему и стала кидать в него обломки кирпичей из кучи строительного мусора. Как было установлено в ходе судебно-медицинской экспертизы, в результате падения К. сломал ногу, поэтому не мог встать, а в результате многочисленных попаданий обломков кирпичей, брошенных К.

, им получено несколько травм, несовместимых с жизнью. К. в своих показаниях указывала, что свои действия совершала в качестве необходимой обороны. Однако суд не согласился с её доводами, указав, что в момент нанесения вреда П. уже не мог совершить в отношении К. противоправные деяния, и она это осознавала, но совершила действия, направленные на лишение жизни гражданина П.

Определение пределов обороны

С вопросами правильной квалификации действий обороняющегося, совершенных в состоянии необходимой обороны, тесно связано понятие её пределов. Согласно действующему законодательству, нападающему может быть причинен вред в размере, не превышающем степень опасности его действий.

Сложившаяся судебная практика по делам о необходимой обороне показывает, что суд, помимо всех обстоятельств, рассмотренных выше, учитывает уровень подготовки обороняющегося, его психологические и физические особенности, а также характер угрозы его жизни, в том числе и возможность её избежать. К примеру, гражданина В.

признали виновным в причинении средней степени вреда здоровью двум лицам. Судом было установлено, что В. шел на работу и видел, что у одного из торговых киосков стоят двое мужчин, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, и настроены они агрессивно. Когда В. поравнялся с ними, мужчины попытались остановить его, в этот момент В.

выхватил нож и нанес каждому из нападавших несколько ранений. Суд определил действия В. как превышающие пределы необходимой обороны. В качестве обоснования своего решения суд указал на следующие обстоятельства: В.

мог избежать нападения, так как мог пройти по другой дороге; характер действий нападавших не требовал активного применения холодного оружия для самообороны; В. владеет навыками ножевого боя, поэтому мог избрать методы защиты менее травмирующие.

Использование оружия для самообороны составляет большую долю судебных дел по необходимой обороне. Действующее законодательство предусматривает право граждан приобретать средства самообороны различных видов. При этом ни одним нормативно-правовым актом не регламентируется порядок и случаи применения.

В связи с этим правоприменительную практику по правомерности использования оружия самообороны в различных ситуациях формируют судебные решения. Опыт показывает, что суды ориентируются на мнения коллег и выносят аналогичные решения по делам о необходимой обороне по схожим ситуациям. Например, гражданин С.

использовал травматический пистолет, принадлежащий ему на законных основаниях, против наркомана, напавшего на него. В результате нападавший получил несколько ранений, причинивших его здоровью вред средней степени тяжести. Суд посчитал действия С.

превышающими пределы необходимой обороны, так как всё происходило в дневное время на улице при большом скоплении людей, тем самым С. создавал угрозу для большого числа людей. В обзорах судебной практики можно найти множество аналогичных решений по схожим делам.

Несколько неоднозначный подход у судебных органов сложился к рассмотрению дел, когда гражданин причинил вред лицу, совершившему противоправное деяние в отношении имущества обороняющегося. Например, гражданин Д. прострелил ногу гражданину К., попытавшемуся похитить мотоцикл Д.

Суд посчитал действия Д. выходящими за пределы необходимой обороны, так как своими действиями К. не создавал угрозу жизни Д.: он зашел во двор, подошел к мотоциклу и стал выводить его на улицу. Д. увидел действия К.

в окно и, схватив ружье, выстрелил в него, предварительно не сделав предупреждающий выстрел или окрик.

В данной ситуации противоправность действия обороняющегося очевидна, но далеко не всегда ситуация так однозначна. Так, сторож гаражного кооператива заметил неизвестного, который вскрывал гараж.

Подойдя ближе, сторож окрикнул взломщика, тот, обернувшись, замахнулся на сторожа монтировкой. Сторож уклонился от удара и выстрелил из травматического пистолета в грудь пострадавшего.

Суд посчитал действия сторожа правомерными, так как в действиях злоумышленника была явная угроза жизни.

Таким образом, судебная практика по делам, связанным с использованием средств самообороны, показывает, что ситуации применения данных средств относятся к необходимой обороне только в том случае, если действия злоумышленника перешли от посягательства на имущество к посягательству на жизнь.

Совет: при использовании оружия для самообороны необходимо избегать принципа: «Достал – стреляй!», во многих ситуациях демонстрация нападающему оружия останавливает его, если же вид оружия не испугал злоумышленника, то необходимо произвести предупредительный выстрел, и только если и это не останавливает нападающего, можно открыть огонь на поражение, стараясь повредить не жизненно важные органы.

Важно отметить, что в большинстве случаев судебная практика по необходимой обороне тесно пересекается с правоприменительной практикой по другим категориям дел. Например, судебная практика по делам об убийстве содержит множество дел, вытекающих из совершения действий, расцениваемых лицами, их совершившими, как необходимая оборона.

Также примеры действий, расцениваемых как необходимая оборона, можно найти в делах об изнасиловании, о разбойных нападениях и т.д. Что делает объем правоприменительной практики  по необходимой обороне довольно внушительным.

В определенной степени это положительно сказывается на качестве правосудия, так как практика рассмотрения судами самых разнообразных дел позволяет детально проанализировать различные ситуации, и тем самым обеспечить максимальную законность и справедливость судебного решения.

Но, не смотря на разнообразие судебной практики по необходимой обороне, опыт показывает, что в большинстве случаев рассмотрение подобных дел носит затяжной характер, и далеко не всегда суд выносит очевидное решение.

Источник: https://SudebnayaPraktika.ru/ugolovnye-dela/neobxodimaya-oborona.html

Деятельность адвоката (позиция адвоката) по делам о превышении пределов необходимой обороны

Осуществляя деятельность по делам о превышении пределов необходимой обороны, адвокат должен учитывать, что необходимая оборона — это правомерная защита от общественно опасного посягательства, реализуемая в причинении вреда посягающему лицу. Этот институт нацелен на поощрение любой правомерной активности граждан, направленной на пресечение преступных посягательств.

УК РФ устанавливает, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 37 УК РФ).

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства (ч. 2 ст. 37 УК РФ).

Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч. 2.1 ст. 37 УК РФ).

Положения УК РФ о необходимой обороне в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти (ч. 3 ст. 37 УК РФ).

  • Выстраивая защитную позицию по делам о превышении пределов необходимой обороны, адвокат должен иметь в виду вышеизложенное, а также исходить из следующего.
  • Необходимая оборона считается правомерной, если посягательство имело такие признаки как:
  • 1) общественная опасность — необходимая оборона возникает только в ситуациях, когда преступление сопряжено с непосредственной угрозой немедленного причинения вреда объектам охраны или же с фактическим причинением такого вреда. Вместе с тем, причинение вреда посягающему способно предотвратить грозящую опасность либо пресечь само общественно опасное посягательство;
  • 2) наличность — характеризует пределы посягательства во времени: посягательство должно уже начаться (или непосредственная угроза его реального осуществления должна быть очевидной) и еще не завершиться;

3) действительность — означает, что посягательство происходит в объективной действительности, а не в воображении человека.

Реальность посягательства позволяет отграничить необходимую оборону от мнимой обороны, когда имеет место фактическая ошибка лица, которое, заблуждаясь, считает, что совершено общественно опасное посягательство.

При мнимой обороне заблуждение может быть связано с неправильной оценкой поведения человека как общественно опасного.

Выделяют следующие требования к необходимой обороне, характеризующей действия обороняющегося по причинению вреда:

а) защищаются только охраняемые уголовным законом интересы. При этом защите подлежат не только собственные интересы обороняющегося, но и законные интересы других лиц;

б) защита осуществляется путем причинения вреда посягающему. Причинение вреда другим лицам рамками необходимой обороны не охватывается, но может расцениваться как осуществленное в состоянии крайней необходимости. Вред, причиняемый посягающему, может выражаться в лишении или ограничении его свободы передвижения, а также может быть имущественным;

Читайте также:  Содержание под стражей: нормативные акты, сроки, места

в) не допускается превышение пределов необходимой обороны. Причиненный вред не должен быть чрезмерным, явно не соответствующим характеру и степени общественной опасности посягательства, иначе он свидетельствует о превышении пределов необходимой обороны.

Превышение пределов необходимой обороны возможно только в случае совершения посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или непосредственной угрозой применения такого насилия.

Для защиты от посягательств, сопряженных с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или с непосредственной угрозой его применения, превышение пределов необходимой обороны законом не предусмотрено.

  1. В разъяснениях Пленума Верховного Суда от 27 сентября 2012 года N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» указано, что норма о необходимой обороне является гарантией реализации конституционного положения о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, и обеспечивает защиту личности от общественно опасного посягательства.
  2. При этом Верховный Суд РФ называет следующие критерии определения реальности посягательства на обороняющегося:
  3. 1) причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов);

2) применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т.п.).

Непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

При выяснении вопроса, являлись ли для оборонявшегося лица неожиданными действия посягавшего, вследствие чего оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч. 2.1 ст.

37 УК РФ), следует принимать во внимание время, место, обстановку и способ посягательства, предшествовавшие посягательству события, а также эмоциональное состояние оборонявшегося лица (состояние страха, испуга, замешательства в момент нападения и т.п.).

В зависимости от конкретных обстоятельств дела неожиданным может быть признано посягательство, совершенное, например, в ночное время с проникновением в жилище, когда оборонявшееся лицо в состоянии испуга не смогло объективно оценить степень и характер опасности такого посягательства.

  • Также состояние необходимой обороны имеет место в следующих случаях:
  • 1) защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но исходя из обстоятельств для оборонявшегося лица не был ясен момент его окончания и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается;
  • 2) общественно опасное посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения посягательства или по иным причинам.
  • 3) переход оружия или других предметов, использованных в качестве оружия при посягательстве, от посягавшего лица к оборонявшемуся лицу сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства, если с учетом интенсивности нападения, числа посягавших лиц, их возраста, пола, физического развития и других обстоятельств сохранялась реальная угроза продолжения такого посягательства.
  • Что касается превышения пределов необходимой обороны, то Верховный Суд РФ указывает на следующее:
  • 1) объект посягательства;
  • 2) избранный посягавшим лицом способ достижения результата, тяжесть последствий, которые могли наступить в случае доведения посягательства до конца, наличие необходимости причинения смерти посягавшему лицу или тяжкого вреда его здоровью для предотвращения или пресечения посягательства;
  • 3) место и время посягательства, предшествовавшие посягательству события, неожиданность посягательства, число лиц, посягавших и оборонявшихся, наличие оружия или иных предметов, использованных в качестве оружия;

4) возможность оборонявшегося лица отразить посягательство (его возраст и пол, физическое и психическое состояние и т.п.);

  1. 5) иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и оборонявшегося лиц.
  2. 6) признав в действиях подсудимого признаки превышения пределов необходимой обороны, суд не может ограничиться общей формулировкой и должен обосновать в приговоре свой вывод со ссылкой на конкретные установленные по делу обстоятельства, свидетельствующие о явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства
  3. Фактически в каждой конкретной ситуации вопрос необходимой обороны решается конкретным человеком индивидуально, однако очевидно одно — к последующему вопросу доказывания невиновности этого человека, реальной обоснованности применения необходимой обороны и отсутствия превышения ее пределов следует впоследствии отнестись с максимальным вниманием, скрупулезно собирая все доказательства, подтверждающие позицию вынужденного и адекватного характера действий обороняющегося, не уповая на презумпцию невиновности.

Источник: https://studopedia.net/9_34296_deyatelnost-advokata-pozitsiya-advokata-po-delam-o-previshenii-predelov-neobhodimoy-oboroni.html

Необходимая оборона: понятие, виды, значение, условия правомерности, ответственность за вред, причиненный превышением пределов обороны

Необходимая оборона – причинение вреда по­сягающему лицу при защите личности и прав как самого обороняющегося, так и других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посяга­тельства, при условии, что  оно было сопряжено с насилием (либо угрозой применения насилия), опасным для жизни обороняющегося или другого лица.

Необходимая оборона не только является обстоятельством, исклю­чающим преступность деяния, но и считается общественно полезным дея­нием и трактуется как конституционное право гражданина на защиту своих интересов и интересов других лиц от преступного посягательства. Главное, чтобы не произошло превышение его пределов.

Законодательство РФ не требует (да и не может требовать) чтобы граждане сами защищали себя от противоправных посягательств, на то существуют правоохранительные органы. Из этого следует, что право на необходимую самооборону является субъективным – лицу самому решать пользоваться им или нет.

Условия правомерности необходимой обороны:

> посягательство должно быть общественно опасным, т.е. оно должно причинять (либо создавать угрозу причинения) вреда охраняемым общественным интересам. Формы общественно опасного посягательства могут быть различны, пусть даже они не оговорены уголовным законом, гражданин может защитить свои права, ограничение самого права на защиту недопустимо.

> наличность посяга­тельства. Наличным является посягательство, в результате которого причиняется вред (или существует реальная угроза его причинения) неминуемо, немедленно. К примеру, нет необходимости ждать первого удара со стороны посягающего, вполне допустимо пресечь его действия.

> действительность посягательства, т.е. оно должно существовать фактически, а не в воображении обороняющегося. Нарушение этого условия приводит к так называемой мнимой обо­роне.

Мнимая оборона – причинение вреда лицу, которое ошибочно принято за преступника. Мнимая оборон может быть вызвана различ­ными факторами: не­правильной оценкой обстановки, при которой поведение лица ошибочно принимаются за об­щественно опасное посягательство; неправильное определение момента окончания посягательства, в резуль­тате чего был причинен вред, который не был вызван необходимостью.

Защита – это всегда активные действия обороняющегося, направленные на причинение вреда посягающему. Важно знать, что главная цель состоит не в причинении вреда, а защите охраняемых интересов.

Следовательно, защита не должна быть направлена против третьих лиц, в случае если это произошло должны применяться правила о крайней необходимости. Субъектом посягательства является только физическое лицо, т.е.

человек, в случае причинения вреда животному (например, натравленной собаке), речь идет о причинении имущественного вреда на­падавшему (владельцу животного).

Характер причиненного вреда в процессе необходимой обороны может быть выражен различных формах – от причинения вреда здоровью разной степени тяжести, вплоть до причинения смерти нападавшему.

Обороняющееся лицо, действущее в экстре­мальной для себя обстановке, имеет право на причинение любого вреда, отдельно выделяются лишь случаи причинения смерти.

Такие последствия признаются обоснованными в случая, если нападение было сопряжено с насилием (либо с непосредственной угрозой примене­ния такого насилия), опасным для жизни обороняющегося или иного лица.

Насилием, опасное для жизни – это насилие, направленное на причинение тяжкого вреда здоровью или смерти, а также такое, которое в момент его применения создавало реальную угрозу для жизни (например, угроза оружием, удушение, утопление, нанесение множества ударов в жизненно важные органы и т.д.).

Защита в состоянии необходимой обороны не должна превы­шать своих пределов.

В теории уголовного права и судебной практике эти пределы определяются комплексом признаков, которые характеризуют интенсивность нападения (его количественную и качественную стороны), а также ценностью защищаемого блага.

Подчеркнем, что обороняющийся, находясь в состоянии душевного вол­нения, вызванного посягательством, не всегда может точно оценить характер опасности и соответственно выбрать соразмерные средства защиты.

В таких случаях закон требует, чтобы не было до­пущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Признаки, характеризующие пределы необходимой обороны, уголовным законом подробно не раскрываются, поскольку данное понятие является оценочным, и вопрос о превышении пределов решается в каждом конкретном случае.

К тому же, если обороняющийся, вследствие неожиданности посягательства, не смог оценить  степень и характер опасности нападения, то его действия не будут являться превышение пределов необходимой обороны.

Вопрос о признаках явного несоответствия защиты характеру и степени опасности посягательства законом четко не раскрыт. Интенсив­ность защиты определяется самыми различными признаками, будь то ценностью охраняемого блага (жизнь, здоровье), временем и местом нападения (темное время суток, пустырь) и т.д.

Явным превышением пределов необходимой обороны признаются ситуации, при которых обороняющийся имел возможность отразить нападение более мягкими способом и, что важно, осознавал такую возможность, однако избрал заведомо бо­лее опасные средства защиты, что привело к причинению вреда без должной необходимости.

В любом случае, действия лица, находившегося в состоянии необходимой обороны пре­высившего ее пределы, расцениваются уголовным законом как обстоятельство, смягчающее наказание.

Как уже было сказано выше право на защиту личности от общественно опасного посягательства незыблемо и принадлежит каждому с момента рождения, главное, не превышать его пределов.

Каждый такой случай уникален по своей природе и оценивается исходя из множества факторов, характеризующих как само нападение, так и защиту от него.

Все зависит от качества проведения расследования и их установления, ведь только это способно установить истину.

Источник: https://russian-laws.ru/ugolovnoe-pravo/neobhodimaya-oborona-ponyatie-vidyi-znachenie-usloviya-pravomernosti-otvetstvennost-za-vred-prichinennyiy-prevyisheniem-predelov-oboronyi

Условия необходимой обороны, относящиеся к отражению посягательства

Условия правомерности, относящиеся к защите, необходимо определять в зависимости от вида необходимой обороны. Для необходимой обороны, предусмотренной ч. 1 ст. 37 УК РФ, ими являются:

    1. защищаться может широкий круг правоохраняемых интересов, в число которых обязательно входит жизнь обороняющегося или другого лица;
    2. вред причиняется посягающему;
    3. защита должна быть своевременной.

Для необходимой обороны, предусмотренной ч. 2 ст. 37 УК РФ, таковыми признаются:

    1. защищаться может широкий круг правоохраняемых интересов, в число которых не входит жизнь обороняющегося или другого лица;
    2. вред причиняется посягающему;
    3. защита должна быть своевременной;
    4. при защите не должно быть допущено превышения пределов необходимой обороны.

Таким образом, превышение пределов необходимой обороны возможно только при втором ее виде, первый же ее вид исключает превышение.

В этом случае отсутствие хотя бы одного из условий, относящихся к защите при необходимой обороне, предусмотренной ч. 1 ст. 37 УК РФ, фактически означает и отсутствие самого состояния необходимой обороны.

Ответственность «защищающегося» при таких обстоятельствах наступает на общих основаниях.

Защите могут быть подвергнуты правоохраняемые интересы как обороняющегося, так и других лиц, общества и государства. В их число по ч. 1 ст. 37 УК РФ входит жизнь лица.

Одним из условий правомерности защиты является причинение вреда только посягающему. При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

Исходя из положений ч. 1 ст.

37 УК РФ, при посягательстве, сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, возможно причинение любого вреда, в том числе и смерти. При необходимой обороне, предусмотренной ч. 2 ст. 37 УК РФ, защита признается правомерной, если при этом не были превышены пределы необходимой обороны.

Своевременность защиты означает, что оборона может осуществляться только в период наличности посягательства.

Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях.

Защита не должна превышать пределы необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не влечет уголовную ответственность.

При решении вопроса о наличии признаков превышения пределов необходимой обороны необходимо учитывать не только соответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.).

Читайте также:  Нужно ли платить госпошлину за оформление прописки?

Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если оно вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности посягательства (ч. 2.1 ст. 37 УК РФ).

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/usloviya-neobchodimoy-oboroni-otnosyaschiesya-k-otrazheniiu-posyagatelstva

Превышение пределов необходимой обороны

Состояние необходимой обороны оправдывает причинение вреда посягающему лишь в том случае, когда защитительные действия не выходят за пределы необходимости. Превышение этих пределов (эксцесс обороны) представляет собой общественно опасное деяние.

Слово «эксцесс» (от лат. excessus — выход; отступление, уклонение) означает крайнее проявление чего-либо, излишество, невоздержанность.

Необходимая оборона практически всегда носит вынужденный характер. Вытекаемое из требования закона условие относительной соразмерности (разумеется, неравенства и непропорциональности) средств и интенсивности посягательства и защиты подразумевает, что оборона не должна превышать пределов необходимости.

У обороняющейся стороны существует определенный предел, при выходе за который его действия уже будут носить противоправный характер.

Относительное соответствие действий обороняющегося характеру и степени общественной опасности посягательства и является этим пределом, именуемым в специальной литературе интенсивным пределом допустимости обороны.

Термин «предел» трактуется как «граница чего-нибудь; то, что отграничивает собою что-нибудь; последняя крайняя грань чего-нибудь». «За пределами» означает вне чего-нибудь, вне границ, вне допустимого, возможного. Норма о необходимой обороне не только определяет активное противодействие общественно опасному посягательству, но и требует от обороняющегося не выходить за ее пределы.

Статья 37 УК РФ формулирует превышение пределов необходимой обороны как умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. Закон не раскрывает признаков явного несоответствия защиты характеру и степени опасности посягательства. Здесь мы встречаемся с оценочным понятием.

В науке уголовного права предпринимались попытки конкретизировать признаки данного понятия. Некоторые авторы предлагают считать превышением пределов необходимой обороны и так называемую несвоевременную оборону (преждевременную либо запоздалую).

Превышением пределов, следует признавать лишь такое явное несоответствие, при котором всем присутствующим было абсолютно точно понятно, что обороняющийся имел возможность отразить нападение более мягкими средствами и сознавал такую возможность, но тем не менее выбрал заведомо более опасные средства и методы защиты и без необходимости причинил тяжкий вред нападавшему. Иногда суды ошибочно оценивают действия обороняющегося как превышение, не учитывая всех объективных и субъективных факторов. Например, сотрудник милиции П. был ошибочно обвинен в убийстве при превышении пределов необходимой обороны, хотя все обстоятельства (групповое нападение с насилием, опасным для жизни) свидетельствовали о правомерном причинении смерти нападавшему, что впоследствии и подтвердил Президиум Московского городского суда.

Кодекс, таким образом, формулирует два признака превышения пределов необходимой обороны:

1. явное несоответствие причиненного вреда характеру посягательства (качественный признак);

2. явное несоответствие причиняемого вреда опасности посягательства (количественный признак). В последнем случае речь, конечно, идет о «степени общественной опасности посягательства».

Решающим здесь является именно степень опасности посягательства, которая в основном и определяет пределы допустимого вреда при необходимой обороне. Здесь существует прямая зависимость: чем опаснее посягательство, тем более широкими являются пределы допустимого вреда, причиняемого посягающему.

Очевидно, что причинение тяжкого вреда посягающему соизмеримо лишь с посягательствами, представляющими большую общественную опасность (например, при защите жизни, здоровья, личной свободы, половой неприкосновенности, собственности, общественной и государственной безопасности и т.п.).

Признавая превышением пределов необходимой обороны «умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства», законодатель главным образом имеет в виду чрезмерность («явную несоразмерность») причиненного в результате защитительных действий вреда в сравнении с опасностью посягательства.

Но это, с нашей точки зрения, еще не полное определение превышения пределов необходимой обороны. Дело в том, что причиняемый посягающему вред должен быть относительно соразмерным не только с характером и опасностью посягательства, но и с обстановкой защиты.

Обстановка защиты определяется реальными возможностями и средствами обороняющегося отразить посягательство, не прибегая к причинению посягавшему тяжкого вреда. Характер такой обстановки зависит от реального соотношения сил, возможностей и средств обороняющегося и посягающего.

Логическое ударение в выражении «необходимая оборона» сдвигается, таким образом, на понятие «необходимость».

Пленум Верховного Суда СССР в п. 7 Постановления от 16 августа 1984 г.

«О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» указал, что по смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкий вред здоровью.

Таким образом, Пленум рекомендует судам по делам данной категории использовать наряду с принципом соразмерности и принцип необходимости. Последний заключается в том, что оправданы могут быть только такие меры защиты, в результате которых причиняется вред, достаточный для пресечения общественно опасного посягательства. В Постановлении Пленума Верховного Суда от 16 августа 1984 г.

указывается также, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности, избрать соразмерные средства защиты.

Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, когда причиненный им вред оказался больше, чем вред, предотвращенный, либо тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия средств защиты характеру и опасности посягательства. Поскольку установление явного, очевидного несоответствия защиты и посягательства — дело факта, они оцениваются на основе материалов судом и играют важную роль в решении вопросов о необходимой обороне либо ее превышении.

Стоит сказать о том, что многие ученые в сфере уголовного права «ругают» те изменения, которые были внесены в ст. 37 УК РФ Федеральным законом от 14.03.2002 года. Например, Побегайло говорит: «…Мы далеки от положительной оценки тех изменений, которые внесены в ст. 37 УК РФ Федеральным законом от 14 марта 2002 г.

, поскольку акцент в них сделан только на случаи, когда «посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия». В таких случаях причинение любого вреда нападающему является теперь правомерным. Законодатель, таким образом, вернулся к тексту ст.

13 УК РСФСР в редакции Федерального закона от 01.07.1994 г.

Поступив так, законодатель в значительной степени ослабил защиту таких важных для человека и общества благ, как безопасность здоровья, личная свобода, половая свобода и неприкосновенность, собственность (особенно при насильственных на нее посягательствах), общественный порядок и спокойствие (злостное хулиганство с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия), неприкосновенность жилища, особенно при посягательствах, связанных с насильственным в него проникновением, общественная безопасность и пр. В подобных случаях акцент в правоприменительной деятельности логически переносится на превышение пределов обороны». Как отмечает С.В. Пархоменко, законодатель должным образом не учел неудачный правоприменительный опыт реализации данной нормы в период 1994 — 1996 гг. Поэтому не случайно отклики на изменение редакции ст. 37 УК РФ в 2002 г. на страницах юридических изданий были преимущественно негативными, созвучными тем, которые имели место после изменения редакции ст. 13 УК РСФСР 1960 г.

Другой аргумент против данной законодательной новеллы состоит в следующем. Известно, что профессиональный уровень правоприменителей, особенно сотрудников следственных подразделений, мягко говоря, в целом далек от совершенства. Он в силу объективных причин постоянно снижается.

И указания закона в этой профессиональной среде воспринимаются однозначно: если посягательство угрожает жизни обороняющегося, то можно причинять посягающему любой вред вплоть до смерти; в других случаях, как правило, усматривается превышение пределов необходимой обороны, а то и обычное преступление против личности.

Чего уж тут мудрствовать лукаво?! Такова логика правоприменительной практики, как бы этого, может быть, не желали субъективно «творцы» Федерального закона от 14 марта 2002 г.

Приведем показательный пример.

Поздно вечером (дело было в декабре 2003 г.) 28-летняя Александра Иванникова возвращалась домой, где ее ждали муж и грудной ребенок. Она остановила таксиста-частника. За рулем «Жигулей» десятой модели сидел 23-летний Сергей Багдасарян.

Как только Александра села в машину, Багдасарян заблокировал двери, отвез пассажирку в темный переулок, где потребовал от нее орального секса. Уговоры на насильника не подействовали, он спустил брюки и трусы, схватив Александру за голову, попытался принудить ее к сексу силой. В короткой схватке побеждал молодой здоровый мужчина.

В отчаянии женщина дотянулась до сумочки, выхватила оттуда небольшой кухонный нож, который носила при себе, опасаясь нападений, и ударила им таксиста в бедро, после чего выбралась из машины. Била наугад — лишь бы он ее отпустил. К несчастью для Багдасаряна удар пришелся в бедренную артерию, хлынула кровь, а поскольку он находился в состоянии опьянения, то не смог наложить себе жгут.

От острой потери крови Багдасарян скончался еще до прибытия скорой помощи.

Дело Александры Иванниковой прошло несколько судебных инстанций. Ее доводы, что она действовала в пределах необходимой обороны и не превысила ее пределов, правоприменители долгое время считали неубедительными.

Следствие по этому делу длилось восемнадцать месяцев вместо двух положенных по закону. Вначале ей было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Позже оно было переквалифицировано по ч. 1 ст. 107 УК. В июне 2005 г. Люблинский суд г.

Москвы признал Иванникову виновной в аффектированном убийстве и приговорил ее к двум годам лишения свободы условно.

Дело Иванниковой получило большой общественный резонанс. Только благодаря вмешательству правозащитников и юридической общественности приговор по делу в порядке надзора был отменен и Иванникова оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Разумеется, правовая оценка таких деяний — это вопрос факта. И здесь как раз очень важно использовать критерий необходимости причинения соответствующего вреда.

Вот почему мы считаем неприемлемым выражение «беспредельная оборона», появившееся в специальной литературе после указанных изменений ст. 37 УК РФ.

Таким образом можно сказать о том, что норма о необходимой обороне пока не совершенна и имеет много недостатков.

Заключение

В заключение следует признать, что институт необходимой обороны по российскому уголовному праву предоставляет гражданам самые широкие юридические возможности по защите охраняемых законом объектов, однако эффективное использование гражданами своих прав затруднено, во-первых, высокой степенью абстрактности законодательных формулировок, а во-вторых, ошибками в правоприменительной деятельности. Норма закона о необходимой обороне должна быть сформулирована таким образом, чтобы была доступна для понимания каждым человеком, иными словами, каждый должен знать, какой именно вред посягающему лицу он может причинить в том или ином случае. Объясняется это и разгулом преступности, вооруженностью нападающих, наглостью, бесчеловечностью преступников, которые терроризировали и запугивали большинство людей, подавив их волю к сопротивлению. В таких условиях было бы весьма полезным активизировать наступательную деятельность милиции и других государственных органов, организаций и самих граждан.

Широкое участие общественности в борьбе с нарушениями общественного порядка и преступными посягательствами должно сделать необходимую оборону еще более эффективным средством по предупреждению и пресечению преступлений.

С полным основанием можно говорить о том, что необходимая оборона является юридическим выражением активной роли граждан в борьбе с преступными посягательствами на государственные, общественные и личные интересы.

Очевидно, что реализация гражданами права на необходимую оборону зависит от того, насколько правильно будет складываться судебная практика. Однако даже в положительном случае этот фактор сработает только тогда, когда общество будет осведомлено о реальном положении дел.

В этой связи правоохранительным органам следует как можно больше привлекать к разъяснительной работе средства массовой информации.

На страницах периодической печати, в теле – и радиоэфире должны рассматриваться конкретные примеры активного противостояния преступности со стороны граждан, результатов такого рода проявлений и, главное, комментарии к таким примерам с точки зрения права. Граждане должны убедиться, что их правомерное противодействие посягающему ни в коем случае не осуждается обществом и государством, а напротив, приветствуется и поощряется.

  • Были рассмотрены теоретические вопросы касающиеся общих положений о необходимой обороне. Были затронуты и рассмотрены такие важные ее составляющие как:
  • — понятие необходимой обороны;
  • — правовая природа данного права;
  • — условия правомерности;
  • — пределы необходимой обороны;
  • — рассмотрена судебная практика;
  • Принимая во внимание все выше сказанное, считаю, что цель работы, поставленная мною в ее Введении достигнута, и в ней раскрыты максимальные знания, касающиеся права на необходимую оборону.
  • Список использованной литературы

Источник: https://megaobuchalka.ru/4/31897.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector