Каким образом судебные прения решают исход дела

Каким образом судебные прения решают исход делаКаждое судебное заседание по гражданскому делу отличается уникальностью. Даже типичные дела обладают своими особенностями, которые зависят от наличия/отсутствия доказательств по гражданскому делу, личностей истца, ответчика и третьих лиц, и иных обстоятельств. Но каждое судебное заседание проходит по определенному алгоритму, за соблюдением которого строго следит судья. Который и ведет процесс.

Самостоятельное обращение в суд возможно. Сайт специально создан в помощь людям, которые по тем или иным причинам не прибегают к помощи представителей. Поэтому мы расскажем не только о подготовке и подаче иска, но и об общих правилах проведения судебного заседания по гражданскому делу.

Перед судебным заседанием по гражданскому делу

После подачи документов в суд по правилам подсудности и назначения состава суда, принимается процессуальное решение – о принятии иска, оставлении без движения, возвращения иска, отказе в принятии иска. Если документы в порядке, осуществляется подготовка гражданского дела и назначается предварительное судебное заседание.

До основного судебного заседания истцу стоит проверить, не изменился ли размер исковых требований, основания или предмет иска. Ознакомиться с отзывом на иск или встречным исковым заявлением, поступившим в его адрес. Возможно, подготовить свои письменные возражения на указанные документы. Ответчик, в свою очередь, готовит свои доказательства и обосновывает свою правовую позицию.

В судебное заседание по гражданскому делу стоит явиться заранее. При себе необходимо иметь паспорт. Представителю – доверенность на представление интересов в суде.

В случае удовлетворения ходатайства о вызове свидетелей, их явка обеспечивается заявителем. То есть указанные лица также являются в здание суда, но в судебное заседание вместе со сторонами не запускаются.

Их пригласит секретарь судебного заседания в свое время.

Как проходит судебное заседание по гражданскому делу

По общему правилу гражданское дело должно быть рассмотрено в течение 2 месяцев с поступления материалов в суд, а дела о восстановлении на работе или взыскании алиментов – в течение 1 месяца.

По факту – редко, когда решение выносится в первое судебное заседание. Обычно оно откладывается. К примеру, для истребования доказательств.

Производство может быть приостановлено – для проведения экспертизы по гражданским делам и др.

Когда входит судья, все присутствующие встают. Стоя даются пояснения, объяснения и задаются вопросы другим лицам. Дело ведет судья, поэтому даже не знакомым с правилами судебного процесса лицам, при внимательном отношении к словам судьи, все будет понятно. К судье стоит обращаться «Уважаемый суд».

Сначала судья объявляет заседание открытым и устанавливает явку лиц, явившихся в процесс. Затем объявляет состав суда и спрашивает о наличии оснований для отвода судьи, секретаря или иных лиц.

Затем судья разъясняет права и обязанности лиц, участвующих в деле. И исследует направление и получение судебных извещений тем лицам, которые не явились в процесс.

Если заявления о рассмотрении дела в отсутствие таких лиц не поступали.

Порядок проведения судебного заседания

Судья обязан уточнить у истца и ответчика их позицию по делу и установить фактические обстоятельства дела. Сначала опрашивается истец.

Поддерживает ли он свои требования, возможно ли заключение мирового соглашения, какие доказательства подтверждают позицию истца. Судья может задавать вопросы, как и ответчик (с разрешения судьи), и третьи лиц, прокурор и т.

д. Затем свою позицию излагает ответчик, которому тоже могут задаваться вопросы.

Если оснований для отложения рассмотрения дела на этой стадии судебного заседания нет (например, поступило заявлние о привлечении третьего лица, соответчиков, о замене ответчика, о судебном поручении и др.), суд начинает исследование доказательств.

Так как и истец, и ответчик должны заранее получить письменные документы, то они в состоянии сформировать свою позицию и по доказательствам.

Можно заявить ходатайство о недопустимости доказательства, о фальсификации, заявить о том, что оно не относится к делу. В целом, бояться судебного заседания не стоит.

Правильное поведение – внимательное отношение к словам судьи и активная позиция и поведение в процессе. Не допускается нарушение порядка в заседании. В противном случае суд может применить судебный штраф.

После исследования доказательств судья спросит о наличии у сторон и третьих лиц дополнительных объяснений. А затем перейдет к судебным прениям.

Судебные прения – последняя возможность донести до суда свою позицию. Состоит такая стадия из речей. Сначала выступает истец, затем ответчик. Право последней реплики – у ответчика. Нельзя ссылаться на обстоятельства, которые судом не выяснялись и на доказательства, которые не исследовались.

Окончание судебного заседания по гражданскому делу

Судебное заседание может окончиться по-разному. Судья может отложить его, может объявить перерыв, приостановить производство по делу.

Даже после судебных прений (но до удаления суда в совещательную комнату) может сложиться ситуация, когда необходимо выяснить новые обстоятельства.

Тогда выносится определение суда о возобновлении рассмотрения дела по существу. И исследуются новые доказательства.

Если судебные прения оканчиваются, суд удаляется в совещательную комнату. Для вынесения решения по существу. Таким образом, судебное заседание по гражданскому делу оканчивается оглашением судебного решения по делу.

Источник: https://iskiplus.ru/sudebnoe-zasedanie-po-grazhdanskomu-delu/

Вс предписал давать подсудимым больше времени на общения с адвокатами

Верховный суд России дважды обратил внимание людей в мантиях на важный момент: если подсудимому не позволили толком защищаться, приговор должен быть отменен.

Например, человеку надо дать возможность тщательно подготовиться к своему последнему (в процессуальном смысле) слову. Спешка здесь правосудию не в плюс.

А когда подсудимому важно проконсультироваться по ходу дела с адвокатами, слишком урезать время общения тоже нехорошо.

Высшая судебная инстанция включила подобные разъяснения в два своих свежих обзора: «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года» и «Обзор практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации за второе полугодие 2013 года».

И в том, и другом случае работа над ошибками проведена на примере одного дела: некий М. был осужден в Санкт-Петербурге за взятку. Суд первой инстанции назначил ему 9 лет лишения свободы и 236 миллионов 250 тысяч рублей штрафа.

В апелляции же защита подсудимого смогла доказать, что в ходе первого процесса по-настоящему защищаться ему не дали.

Верховный суд позволил оставлять под домашним арестом на даче

«Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебных прений подсудимый М.

в связи с необходимостью проанализировать речь государственного обвинителя, аргументированно ответить на его доводы ходатайствовал о предоставлении ему достаточного времени для подготовки к выступлению в судебных прениях совместно с защитником, — говорится в обзоре судебной практики Верховного суда России. — Председательствующий частично удовлетворил ходатайство подсудимого, предоставил ему один час для подготовки, но без защитника. После возобновления прений адвокат подсудимого заявил об ущемлении права подсудимого пользоваться помощью защитника и просил занести это заявление в протокол судебного заседания, председательствующий данное заявление оставил без внимания и возможность проконсультироваться с защитником перед выступлением в прениях М. не предоставил».

Не дали подсудимому и собраться с мыслями перед последним словом. Когда настал момент говорить, М. заявил, что не готов пока держать речь, так как ему необходимо проконсультироваться с адвокатом. Поэтому попросил отложить судебное разбирательство на другой день.

Однако суд ни заседание не перенес, ни времени на консультацию с защитником человеку не дал.

Может, именно это и помешало подсудимому подобрать нужные слова? Как бы то ни было, «из протокола судебного заседания следует, что осуждённый по существу обвинения в последнем слове ничего не сказал», резюмировал Верховный суд.

«Таким образом, — говорится в обзоре, — право подсудимого М. на защиту судом было нарушено, что в соответствии с п. 4 ч. 2 ст.

38917 УПК РФ является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора с передачей дела на новое судебное разбирательство, поскольку данные нарушения не могут быть устранены судом апелляционной инстанции».

А всем остальным судам дано (причем — дважды) специальное разъяснение: если не обеспечить подсудимому возможности в полном объеме пользоваться правом на защиту, это может быть признано существенным нарушением уголовного закона. Как следствие, приговор рискует не устоять в вышестоящей инстанции.

  • Из обзоров судебной практики
  • III. Процессуальные вопросы
  • 7. Право на защиту
  • Необеспечение подсудимому возможности пользоваться правами, предусмотренными частями 3 и 4 статьи 47 УПК РФ, признано существенным нарушением уголовного закона.

По приговору Санкт-Петербургского городского суда от 23 апреля 2013 г. М. осуждён за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 6 ст. 290 УК РФ.

В апелляционной жалобе осуждённый М. указывал, что в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства допускались существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в частности ему не было предоставлено достаточное время для подготовки к прениям и отказано в консультациях с адвокатом; отклонено ходатайство о предоставлении времени для подготовки к последнему слову.

  1. Судебная коллегия приговор суда первой инстанции отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда по следующим основаниям.
  2. В соответствии с положениями частей 3 и 4 статьи 47 УПК РФ обвиняемый (подсудимый) вправе защищать свои права и законные интересы и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите, пользоваться помощью защитника, иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, знакомиться со всеми материалами уголовного дела.
  3. Эти требования закона по настоящему делу не выполнены.

Верховный суд разрешил забирать обратно заявление об увольнении

Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебных прений подсудимый М.

в связи с необходимостью проанализировать речь государственного обвинителя и аргументированно ответить на его доводы ходатайствовал о предоставлении ему времени для подготовки совместно с защитником к выступлению в судебных прениях. Председательствующий частично удовлетворил ходатайство подсудимого, предоставил ему один час для подготовки, но без участия защитника.

После возобновления прений адвокат подсудимого заявил об ущемлении права подсудимого пользоваться помощью защитника и просил занести это заявление в протокол судебного заседания. Председательствующий данное заявление оставил без внимания и возможность проконсультироваться с защитником перед выступлением в прениях М. не предоставил.

После окончания прений М.

сообщил, что к последнему слову не готов, так как ему необходимо проконсультироваться с адвокатом, просил судебное разбирательство отложить на другой день, однако председательствующим в предоставлении времени и консультации с защитником также было отказано. При этом из протокола судебного заседания следует, что осуждённый по существу обвинения в последнем слове ничего не сказал.

Таким образом, суд нарушил право подсудимого М. на защиту, что в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 38917 УПК РФ является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство, поскольку данное нарушение не может быть устранено судом апелляционной инстанции

Определение от 5 сентября 2013 г. № 78-АПУ13-28

Источник: https://rg.ru/2014/03/13/sud-site.html

Судебные прения

Судебные прения являются той частью судебного разбирательства, в которой наиболее ярко проявляется состязательное начало гражданского судопроизводства, красноречие лиц, участвующих в деле, и их представителей, и, по сути, представляют собой последовательное произнесение речей лицами, участвующими в деле, и их представителями. В своих речах выступающие подводят итоги проведенного в предыдущей части судебного разбирательства исследования доказательств, анализируют проведенное рассмотрение дела по существу, высказывают собственные суждения о том, как должно быть разрешено дело. При этом стороны и их представители не только приводят обоснование своих требований и возражений, но и пытаются убедить суд в правильности именно собственной позиции по поводу обстоятельств, имеющих значение для дела, установленных в ходе судебного заседания фактов и спорного правоотношения в целом. Как правило, при этом обращается внимание на недопустимость, недостаточность доказательства другой стороны, на недостоверность отдельных доказательств, отсутствие между ними взаимной связи. В большинстве случаев в прениях выступающий пытается убедить суд в том, что не следует доверять доказательствам другой стороны, что прав выступающий или представляемое им лицо.

Читайте также:  Какие документы нужны для составления наследства (завещания, договора дарения)

Так как лица, участвующие в деле, заинтересованы в его исходе и не несут ответственности за свои выступления, то суд относится к мнению выступающих в прениях лиц критически.

Порядок судебных прений призван обеспечить наиболее оптимальный вариант для суда по формированию собственного убеждения по вопросам судебного разбирательства, оценки правоотношения с противоположных позиций, правильного определения подлежащего применению закона, так как во многих случаях представителями сторон и третьих лиц являются юристы, разбирающиеся в нормах, регулирующих спорные правоотношения.

Выступления в прениях проходят по установленному ст. 190 ГПК РФ порядку: первым выступает истец, его представитель, затем — ответчик, его представитель.

Однако если за защитой прав и законных интересов других лиц в суд обратились прокурор, представители государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждане, которым законом это право предоставлено, то первыми выступают они.

Третье лицо, заявившее самостоятельное требование относительно предмета спора в начатом процессе, и его представитель в судебных прениях выступают после сторон и их представителей. Третье лицо, не заявившее самостоятельных требований относительно предмета спора, и его представитель в судебных прениях выступают после истца или ответчика, на стороне которого третье лицо участвует в деле.

Выступление в судебных прениях не является обязанностью лиц, участвующих в деле, и их представителей. Они могут отказаться от выступления в прениях после окончания рассмотрения дела по существу или ограничиться просьбой суду удовлетворить требования (отказать в удовлетворении).

Зачастую так делают граждане, не имеющие правовых знаний и навыков.

Для участвующего в деле прокурора, представителя государственных органов и органов местного самоуправления выступления в судебных прениях обязательны, поскольку это обусловлено не только их процессуальными, но и служебными обязанностями.

Время выступления в судебных прениях устанавливает судья, который может прервать выступление и попросить не сообщать суду то, что не имеет отношения к рассматриваемому делу.

Задавать в прениях вопросы друг другу, заявлять ходатайства и совершать действия по прерыванию выступающего лица, участвующие в деле, не вправе.

Не участвуют в судебных прениях свидетели, эксперты, специалисты — они не вправе высказывать никаких мнений в этой части судебного заседания, давать комментарии, даже имеющие отношение к делу, задавать вопросы или отвечать на заданные им.

В прениях можно ссылаться только на те обстоятельства и доказательства, которые уже исследовались в судебном заседании.

Если же суд во время прений признает необходимым выяснить новые обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, или исследовать новые доказательства, он выносит определение о возобновлении рассмотрения дела по существу. После окончания рассмотрения дела по существу судебные прения происходят в общем порядке.

После произнесения речей всеми лицами, участвующими в деле, и их представителями они могут выступить с репликами в связи со сказанным. Право последней реплики всегда принадлежит ответчику, его представителю.

С 2003 г. судебные прения допускаются и в кассационном производстве.

Источник: https://psyera.ru/6893/sudebnye-preniya

Как проходят судебные прения и реплики?

 Гражданский процесс в вопросах и ответахВласов Анатолий Александрович

Как проходят судебные прения и реплики?

Судебные прения регламентированы в ст. 190 ГПК.

В этой части судебного заседания каждое участвующее в деле лицо вправе подвести итоги рассмотрения дела, изложить свое мнение о достаточности и достоверности исследованных доказательств, оценить их; сделать выводы о доказанности или недоказанности своей позиции; предложить свое толкование правовых норм, на основании которых подлежит разрешению дело, а также высказать мнение по существу спора — подлежат ли требования истца (заявителя) удовлетворению.

  • Выступления в прениях происходят в следующем порядке:
  • — прокурор, представители государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждане, обратившиеся в суд за защитой прав и законных интересов других лиц;
  • — истец, его представитель;
  • — третье лицо со стороны истца, не заявившее самостоятельных требований относительно предмета спора, и его представитель;
  • — ответчик, его представитель;
  • — третье лицо со стороны ответчика, не заявившее самостоятельных требований относительно предмета спора, и его представитель;
  • — третье лицо, заявившее самостоятельные требования на предмет спора, и его представитель.
  • Никто из выступающих не вправе ссылаться на доказательства, которые не были предметом исследования в судебном заседании.

После произнесения речей всеми лицами, участвующими в деле, их представителями они могут выступить с репликами в связи со сказанным. Смысл этих реплик состоит в дополнениях к сказанному, но не повтору уже произнесенного (ст. 190 ГПК).

В случае, если суд во время или после судебных прений признает необходимым выяснить новые обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, или исследовать новые доказательства, он выносит определение о возобновлении рассмотрения дела по существу. После окончания рассмотрения дела по существу судебные прения происходят в общем порядке (ст. 191 ГПК).

Данная часть судебного заседания заканчивается удалением судей в совещательную комнату (ст. 192 ГПК).

Следующая глава

Статья 164.
Судебные прения
1. После завершения исследования всех доказательств председательствующий в судебном заседании выясняет у лиц, участвующих в деле, не желают ли они чем-либо дополнить материалы дела. При отсутствии таких заявлений председательствующий в

Статья 190.
Судебные прения
1. Судебные прения состоят из речей лиц, участвующих в деле, их представителей. В судебных прениях первым выступает истец, его представитель, затем – ответчик, его представитель.2. Третье лицо, заявившее самостоятельное требование относительно

Статья 359.
Судебные прения в суде кассационной инстанции
1. В случае, если судом кассационной инстанции исследовались новые доказательства, проводятся судебные прения по правилам, предусмотренным статьей 190 настоящего Кодекса. При этом первым выступает лицо, подавшее

СТАТЬЯ 190. Судебные прения
1. Судебные прения состоят из речей лиц, участвующих в деле, их представителей. В судебных прениях первым выступает истец, его представитель, затем — ответчик, его представитель.2. Третье лицо, заявившее самостоятельное требование относительно

СТАТЬЯ 359. Судебные прения в суде кассационной инстанции
1. В случае, если судом кассационной инстанции исследовались новые доказательства, проводятся судебные прения по правилам, предусмотренным статьей 190 настоящего Кодекса. При этом первым выступает лицо, подавшее

Статья 164. Судебные прения
1. После завершения исследования всех доказательств председательствующий в судебном заседании выясняет у лиц, участвующих в деле, не желают ли они чем-либо дополнить материалы дела. При отсутствии таких заявлений председательствующий в

Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
1. После окончания прений сторон все их участники имеют право на реплику. Право последней реплики принадлежит защитнику и подсудимому.2. Подсудимому предоставляется последнее слово в соответствии со статьей 293

Глава 24
СУДЕБНЫЕ ПРЕНИЯ И ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ПОДСУДИМОГО — В юности я хотел стать летчиком.
— Так почему не стал?
— Я слишком рассеянный, все путаю, вечно забываю самое главное. В самолете я бы мог натворить неизвестно что…
— И кем ты сейчас работаешь?
— Районным

СТАТЬЯ 296 УПК РФ: РЕПЛИКИ
После произнесения речей всеми участниками судебных прении они могут выступить еще по одному разу с репликой по поводу сказанного в речах. Право последней реплики всегда принадлежит защитнику и подсудимому.Согласно общим правилам, в репликах

Глава VIII.
Судебные расходы. Судебные штрафы
§1. Судебные расходыНа осуществление правосудия государство затрачивает определенные средства. Часть этих средств возмещается заинтересованными в деле лицами на основании и в порядке, установленном законом.По российскому

10.2.5. Судебные прения
Судебные прения состоят из речей лиц, участвующих в деле, их представителей. В судебных прениях первым выступает истец, его представитель, затем – ответчик, его представитель.Третье лицо, заявившее самостоятельное требование относительно предмета

Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
1. После окончания прений сторон все их участники имеют право на реплику. Право последней реплики принадлежит защитнику и подсудимому.2. Подсудимому предоставляется последнее слово в соответствии со статьей 293

§ 5
Судебные прения
Судебные прения регламентированы в ст. 190 ГПК. В этой части судебного заседания каждое участвующее в деле лицо вправе подвести итоги рассмотрения дела, изложить свое мнение о достаточности и достоверности исследованных доказательств, о доказанности

Статья 164. Судебные прения
1. Такого этапа арбитражного судопроизводства, как судебные прения, АПК ранее не предусматривал, хотя в отечественном гражданско-процессуальном законодательстве эта норма имеется давно. Появление ее и в АПК свидетельствует о сближении в этой

Глава 8. Судебные расходы и судебные штрафы
Что относится к судебным расходам?
Для того чтобы обратиться в суд за защитой нарушенного права, необходимо понести определенные материальные затраты. Содержание судебной системы — мероприятие дорогостоящее и в основном

Источник: https://law.wikireading.ru/28031

Перед вынесением приговора

В предыдущих материалах говорилось о судебном следствии и его многочисленных нюансах. В этой части перейдем к завершающим стадиям процесса — прениям сторон и последнему слову подсудимого.

ОБЩИЕ ПРАВИЛА ПРЕНИЙ

Законодатель отвел теме прений лишь четыре статьи Уголовно-процессуального кодекса. Но за ними стоит целая наука преподнесения своей позиции, анализа доказательств и обоснования виновности или невиновности человека.

Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника, также выступить могут потерпевший и подсудимый. Последовательность устанавливается судом, но первым во всех случаях берет слово обвинитель, а последними — подсудимый и его защитник.

Нельзя в прениях ссылаться на доказательства, не рассмотренные в судебном заседании или признанные недопустимыми. Суд не вправе ограничивать продолжительность прений.

Но может остановить участвующих, если те касаются обстоятельств, не имеющих отношения к уголовному делу, или доказательств, признанных недопустимыми.

До удаления суда в совещательную комнату выступающие в прениях могут предложить формулировки решений: виновен или невиновен человек — или даже вид и размер наказания. Разумеется, эти предложения не имеют для суда обязательной силы.

ПРОКУРОРЫ, НЕ УТРУЖДАЮЩИЕ СЕБЯ АРГУМЕНТАМИ

Хочу сказать, что обвинители в своих речах не чураются эмоций или даже цитат великих людей. Когда судили двух студентов-стоматологов за распространение наркотиков, прокурор сказал проникновенно: “Самое страшное, что эту заразу несли людям будущие врачи, предназначение которых — спасть их, а не подсаживать на иглу”.

Студенты были удивлены таким оборотом речи, так как зелье шло исключительно таким же, как они, будущим врачам, их однокурсникам. Вообще студент — редчайшее для СИЗО явление. Похоже, сама принадлежность к этой социальной группе уберегает от неволи и поступков, к ней приводящих.

А тут в разные камеры одного изолятора “заехали” сразу двое из вуза, да еще в период сессии.

В другом процессе, над профлидером высокого звания, прокурор приступила к прениям с высокопарной фразой: “Одна восточная мудрость гласит — хочешь узнать человека, дай ему власть.

Так вот, сегодняшний подсудимый испытание властью не выдержал и показал худшие качества своей натуры — жадность, наглость и уверенность в полной безнаказанности”.

Тут даже судья поднял глаза от своего айфона, опешив от столь поэтичного начала.

Главная задача сторон в прениях — опираясь на прозвучавшие во время судебного следствия слова свидетелей и исследованные доказательства, дать им всестороннюю оценку и изложить свое видение ситуации.

Пока идут прения, обвинитель теоретически может отказаться от части (или всего) обвинения или смягчить его. Но на практике это случается редко. Точнее, почти никогда.

Глубоким анализом доказательств обвинители не балуют. Напечатанное заранее выступление тараторится, как на богослужении до никоновской реформы. Порой и разобраться в тезисах сложно.

Но отчетливо звучат фразы: “обвинение квалифицировано верно”, “вина подсудимого полностью доказана и подтверждается совокупностью собранных доказательств”, “свидетели дали изобличающие его показания”…

Хотя свидетели иной раз говорили совсем не то, что привел в прениях прокурор. Но у того всегда и все будет “доказано и подтверждено”.

Читайте также:  Дтп на парковке: действия водителя, штраф

На данном этапе прокурор имеет право ходатайствовать об изменении или уточнении обвинения, пытаясь обосновать это тем, что оное не ухудшает положение подсудимого.

Странно, однако, позволять гособвинителю вносить такие коррективы после окончания судебного следствия, когда защититься от новых “обличающих фактов” уже нет возможности.

Стоит себе подсудимый в клетке, узнает об изменении обвинительного заключения и не имеет шансов что-либо этому противопоставить…

И одно из любимых прокурорских выражений: “Исправления не может быть без раскаяния”. Значит, раз обвиняемый вину не признал, то надо “отгрузить” ему, как говорят арестанты, “по бане” — по максимуму.

А в конце резюмируется: “Предлагаю приговорить подсудимого к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима”. Плюс к тому — штраф, удовлетворение исковых требований и так далее.

Подобные признаки — спешащий зачитать написанное прокурор, не заботящийся об убедительности аргументов; не слушающий гособвинителя судья, лишь изредка отвлекающийся от телефона, — наталкивают на догадки о спектакле. На мысль, что все уже решено, а приговор давно написан. Лишь УПК, будь он неладен, заставляет суд тратить время на формальности. И от подобного ощущения трудно избавиться в ходе прений.

“Начал Ипполит Кириллович свою обвинительную речь, весь сотрясаясь нервною дрожью, с холодным, болезненным потом на лбу и висках, чувствуя озноб и жар во всем теле попеременно”… Так описывает Достоевский эмоциональное состояние прокурора в суде над Митей Карамазовым. В книге дело происходило в 1866 году, когда состязательность сторон в России только появилась. С тех пор многое изменилось. Прокуроры выступают хладнокровнее, априори чувствуя свое полное превосходство над адвокатами.

СЛОВО — ЗАЩИТЕ

А защита считает данный этап ключевым в процессе. Появляется шанс — на основе имеющихся доказательств убедить суд, что дела обстояли не так, как говорит обвинение.

Так, подсудимый профактивист в одном процессе взял на себя основное бремя опровержения позиции обвинения. Он не очень рассчитывал на адвоката, который за все время следствия и суда так и не вник в тонкости профсоюзной работы, не отличал первичку от обкома и хозяйствующий субъект от структурного подразделения.

В течение трех часов профлидер раскладывал предъявленное ему обвинение “по полочкам” и опровергал его со ссылками на уставы, показания свидетелей и другие доказательства. По ряду преступлений у профлидера не было и полномочий на их совершение, поскольку профструктурой руководил коллегиальный орган, а не он единолично.

Подсудимый даже добился пристального внимания судьи, который оторвался от айфона и слушал его монолог.

Интересно, что не только адвокат, но и судья не стал делать различий между профсоюзными структурами, организациями и учреждениями и по большинству вопросов поддержал гособвинение. Тем самым подтвердив догадки о формальности наших судебных процедур и призрачности состязательности сторон.

О РОЛИ РЕПЛИК И ПОСЛЕДНЕГО СЛОВА ПОДСУДИМОГО

После произнесения речей каждый из участников прений может выступить еще один раз — с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику.

Эта часть суда напоминает перепалку. Поскольку дается оценка оценкам, сделанным другой стороной. Мнения, разумеется, противоположны. Защита пылко говорит о безосновательности обвинения, а прокурор в ответ молчит, как будто исход процесса ему известен. Максимум — вступает в вялый спор, в очередной раз повторяя, как заклинание: “Вина доказана…” — и так далее.

Перед тем как удалиться в совещательную комнату, судья дает последнее слово подсудимому. Никакие вопросы, как и в прениях, не допускаются. Слово не может быть ограничено по времени, если все сказанное относится к рассматриваемому делу.

Некоторые подсудимые отказываются от последнего слова, всецело уповая на милость судьи. Считаю, что они рационально экономят время. Эта часть процесса — столь же формальная процедура, как и все остальные, от нее не зависит ровным счетом ничего.

Хотя, согласно ст.

294 УПК РФ, если в последнем слове участники прений или подсудимый сообщат о новых обстоятельствах, значимых для дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, суд вправе возобновить судебное следствие.

Но не слышал, чтобы подобное происходило. Разве что в кино. И представляю недовольство судьи, вынужденного отматывать процесс назад и проходить процедуру заново. Думаю, он использует все мастерство, чтобы отклонить такое ходатайство.

Но без последнего слова процесс состояться не может. Не предоставить оное — значит грубо нарушить уголовно-процессуальное законодательство. Один осужденный, уже получивший в первой инстанции 14 лет колонии за преступления против жизни, здоровья и половой неприкосновенности личности, был уверен в полной отмене своего приговора.

— Все видели, даже конвойные, что после прений судья удалился строчить приговор, — говорил он запальчиво другим зэкам.

Дело происходило в изоляторе временного содержания небольшого моногородка, в котором и СИЗО-то не было.

Полицейские этого учреждения охраняли арестантов на протяжении и процесса, и обязательной ежедневной прогулки.

Прямо на прогулке этот осужденный обратился к одному из правоохранителей, точнее, одной (она скучала, наблюдая за заключенными, и куда более внимательно рассматривала свой маникюр):

— Ира, ведь ты присутствовала и видела, что последнего слова я не говорил!

— Ты знаешь, сколько у меня процессов и подсудимых в день, Сереженька? Голова от них идет кругом! Откуда я упомню, говорил ты свое последнее слово или нет? — ей не хотелось свидетельствовать против суда в этом городе, ведь там не было чиновника выше статусом, чем федеральный судья. А маникюр ей нравился, и она любовалась им, зная, что зэки бежать не станут.

Таким образом, конвой ушел в сторону от описанного конфликта. А знакомясь с протоколом судебного заседания, Сергей обнаружил, что там значилось и его “последнее слово” — фраза, сказанная им в прениях. Так что, в соответствии с документами, все было в порядке. И жалобы остались без удовлетворения, так как, кроме осужденного, факт отсутствия последнего слова подтверждал лишь защитник.

*   *   *

Согласно УПК, заслушав последнее слово подсудимого (или слова, если обвиняемых несколько), суд уходит в совещательную комнату для вынесения приговора. До того участникам разбирательства объявляется время его оглашения.

В следующей публикации мы затронем эту тему — вынесение приговора. Поговорим, на каких принципах он базируется, что в нем должно отразиться и из каких основных частей он состоит.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/pered_vyneseniem_prigovora.html

Судебные прения, постановление и оглашение решения суда

Судебные прения рассматриваются в качестве самостоятельной части судебного разбирательства. Судебные прения состоят из речей лиц, участвующих в деле, и их представителей[17]. Важно, чтобы никто из них не был лишен права на выступление в прениях, а будет ли доверитель использовать свое право на то, чтобы выступал представитель это его личное дело.

На данном этапе подводится итог рассмотрения обстоятельств дела и доказательств. Лица, участвующие в деле, и представители излагают свою позицию и выводы на основании всех исследованных в судебном заседании материалов.

Прокурор и представители если они юристы в обосновании своего вывода должны ссылаться не только на установленные в судебном заседании факты, подтвержденные доказательствами, но и на нормы материального права, которыми, с их точки зрения, регулируют данные правоотношения.

Судебные прения — это логическое завершение всей деятельности представителя. Поэтому он соединяет вместе все доказательства, исследованные в суде, чтобы обосновать свою правовую позицию и убедить суд в своей правоте. В соответствии со ст.

16 ГПК РК, судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на беспристрастности, всесторонним и полным рассмотрением имеющихся в деле доказательств. Поэтому представитель, аргументируя свою позицию, создает формированию убеждения судьи.

Если формально суд не вправе ограничивать продолжительность выступлений в прениях, но председательствующий вправе устранять из процесса все не имеющиеся прямого отношения к рассматриваемому делу, поэтому он может остановить выступающего, если тот выходит за рамки существа дела.

После выступления участники прения могут обменяться репликами с тем, однако, чтобы последняя реплика всегда оставалась за ответчиком и его представителем. По окончании прений выслушивают заключение прокурора, если он участвует в процессе. Прокурор, не являющийся стороной по делу и выступающий в процессе в целях осуществления возложенных на него обязанностей, в порядке ч.2 ст.

55 ГПК РК, дает заключение по существу дела в целом после судебных прений. Заключение прокурора по делу представляет собой резюме, содержащее правовую оценку рассмотренных судом обстоятельств и мнение прокурора о том, какое решение, основываясь на положениях закона, следует принять по делу. Заключение прокурора не имеет обязательного значения для суда, который может с ним согласиться, но и может отвергнуть его.

После судебных прений и заключения прокурора судья удаляется в совещательную комнату для вынесения решения.

Постановление и оглашение решения суда является заключительной частью на стадии судебного разбирательства. В ней судьи разрешают дело по существу и выносят по рассмотренному делу решение, которое объявляется в зале судебного заседания.

Решение выносится в виде постановления порядок, которой определен законодательством, что не только гарантирует независимость судей при вынесении постановления, но и является непременным условием вынесения законного и обоснованного решения.

Решение суда выносится только в совещательной комнате, в которую судьи удаляются после судебных прений и заключения прокурора.

Только в исключительных случаях по особо сложным делам составление мотивировочного решения может быть отложено на срок не более 5 дней, но в этом случае резолютивная часть решения должна быть объявлена в том же судебном заседании, в которой закончилось разбирательства дела.

Источник: https://megaobuchalka.ru/6/48981.html

§ 3. Судебные прения

Судебные прения — часть судебного
разбирательства, в которой выступают
его участники на стороне обвинения и
стороне защиты, соответственно, со своих
позиций подводя итоги судебного
следствия.

Они анализируют и оценивают
исследованные в суде доказательства,
представляют на рассмотрение суда свои
соображения о доказанности или
недоказанности обвинения, квалификации
преступления, мере наказания подсудимому
и вносят свои предложения по всем другим
вопросам, решаемым судом.

Выступление
в судебных прениях является одним из
способов защиты участниками судебного
разбирательства своих или представляемых
ими прав и законных интересов. Каждая
из заинтересованных сторон обосновывает
и отстаивает свою позицию по разрешаемому
делу.

В судебных прениях максимально проявляется
состязательность уголовного процесса.

В ходе судебных прений все обстоятельства
дела освещаются сторонами с различных
позиций, и тем самым обеспечиваются
условия для постановления законного и
обоснованного приговора.

Выступления
в прениях представителей разных сторон
свидетельствуют в глазах присутствующих
в зале суда об объективности судебного
разбирательства и стремлении обеспечить
в суде справедливое разрешение дела.

Судебные прения состоят из речей
государственного обвинителя, а также
защитника или подсудимого (если защитник
в судебном заседании не участвует). В
прениях сторон могут также участвовать
потерпевший или его представитель.

———————————

См.: Постановление Конституционного
Суда РФ от 15 января 1999 г. по делу о проверке
конституционности положений ч. 1 и ч. 2
ст. 295 УПК // СЗ РФ. 1999. N 4. Ст. 602. В нем
впервые было подтверждено право
потерпевшего участвовать в прениях,
исходя из принципов состязательности
и равноправия сторон в судопроизводстве.

Гражданский истец, гражданский ответчик,
их представители и подсудимый, имеющий
защитника, вправе ходатайствовать об
участии в прениях сторон (ч. 1 и ч. 2 ст.
292 УПК). Таким образом, не все участники
судебного разбирательства обязательно
являются субъектами судебных прений.

Только для государственного обвинителя
и адвоката-защитника участие в судебных
прениях — обязанность. Отказ государственного
обвинителя от выступления в судебных
прениях по существу означал бы отказ
от обвинения. Но и эта позиция прокурора
должна быть выражена с изложением
мотивов отказа, что чаще всего происходит
в прениях сторон.

Читайте также:  Как получать пенсию за лежачего больного: порядок действий, необходимые условия, пакет документов

Отказ защитника от
выступления в судебных прениях есть
отказ от принятой на себя защиты
подсудимого и прямо запрещен в УПК (ч.
7 ст. 49).

Для потерпевшего, гражданского истца,
гражданского ответчика, а также для
подсудимого выступление в судебных
прениях не обязанность, а право. Подсудимый
обладает таким правом в случаях, когда
адвокат-защитник в деле не участвует.

Подсудимый может отказаться от выступления
с защитительной речью, но непредоставление
ему такой возможности расценивается
как ограничение права на защиту,
являющееся существенным нарушением
процессуального закона.

Гражданский
истец и гражданский ответчик, а также
потерпевший могут выступать в судебных
прениях самостоятельно, наряду со своими
представителями или поручить это только
им, как и в судебном разбирательстве,
где они вправе участвовать и через
представителей, и лично.

Таким образом,
не во всех случаях все участники судебного
разбирательства на стороне обвинения
и на стороне защиты выступают в судебных
прениях.

В то же время установление в законе
права сторон высказать свое мнение в
прениях обусловлено закрепленным в ст.
244 УПК равенством их прав по заявлению
ходатайств, представлению доказательств
и участию в их исследовании, поскольку
в прениях стороны получают возможность
сформулировать свою позицию по итогам
судебного следствия наиболее
последовательно и полно.

Порядок судебных прений обеспечивает
максимально благоприятные условия для
защиты прав и законных интересов
подсудимого, что отражается в очередности
выступлений представителей обвинения
и защиты.

Закон предусматривает выступление в
прениях сначала субъектов, осуществляющих
обвинительную функцию, а затем субъектов,
деятельность которых направлена на
защиту от обвинения.

Это полностью
соответствует логике доказывания,
построенной на презумпции невиновности,
исходя из которой обязанность доказывания
обвинения лежит на тех, кто его выдвигает,
а защита может быть построена на отрицании
его доказанности. Согласно ч. 3 ст.

292
первым во всех случаях выступает
обвинитель, а последними — подсудимый
и его защитник. Гражданский ответчик и
его представитель выступают в прениях
сторон как сторона обвинения после
гражданского истца и его представителя
как стороны защиты.

Когда в деле участвуют несколько
прокуроров, гражданских истцов,
гражданских ответчиков, подсудимых или
защитников, то они могут сами договориться
между собой об очередности выступлений,
или последовательность выступлений
устанавливает суд. В случае объединения
в одном производстве встречных обвинений
по делам о преступлениях, предусмотренных
ст. ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК, порядок
выступлений в судебных прениях
определяется также судом (ч. 3 ст. 292 УПК).

Поскольку в основу судебных прений и
судебного решения могут быть положены
только результаты судебного следствия,
стороны в своих речах не вправе ссылаться
на доказательства, которые не были
предметом рассмотрения в суде или
признаны судом недопустимыми.

Если в
обоснование своих выводов участник
судебных прений считает необходимым
привести новые доказательства, не
исследованные судом, он вправе
ходатайствовать о возобновлении
судебного следствия.

После нового
рассмотрения доказательств в судебном
следствии участники процесса также
выступают в судебных прениях.

Суд не может ограничивать продолжительность
прений сторон. Однако к участникам
судебных прений предъявляется требование,
чтобы они в своих выступлениях не
касались обстоятельств, не имеющих
отношения к делу. При нарушении данного
требования председательствующий вправе
остановить их.

По содержанию судебные прения должны
включать в себя ответы сторон на основные
вопросы, которые подлежат разрешению
судом при постановлении приговора.

В речи государственного обвинителя —
прокурора подводятся итоги обвинительной
деятельности, направленной на изобличение
подсудимого в совершении преступления.

По своей структуре речь прокурора
состоит из нескольких логически
взаимосвязанных частей, последовательность
и содержание которых может различаться
в зависимости от обстоятельств
рассматриваемого дела. Однако при всех
условиях обвинительная речь прокурора
должна включать в себя следующие
содержательные элементы.

Прокурор в своей речи раскрывает
общественную опасность и противоправность
совершенного подсудимым деяния, тот
вред, который нанесен преступлением
интересам граждан и общества.

Эту оценку
необходимо увязать с конкретными
обстоятельствами совершенного деяния
в том виде, в каком они были установлены
судебным следствием. В выступлении
государственного обвинителя обосновывается,
доказывается выдвинутый им обвинительный
тезис, т.е.

необходимо показать, какие
доказательства подтверждают виновность
подсудимого, какое обвинение прокурор
считает обоснованным и что из исследованных
доказательств, версий, обстоятельств
не нашло подтверждения в результате
судебного разбирательства и должно
быть отвергнуто.

Силой конкретных
аргументов прокурор должен стремиться
убедить суд в правильности занимаемой
им позиции, критически оценивая собранные
по делу фактические данные .

———————————

В ст. 739 Устава уголовного
судопроизводства России 1864 г. указывалось,
что прокурор в обвинительной речи не
должен представлять дело в одностороннем
виде, извлекая из него только обстоятельства,
уличающие подсудимого, а также
преувеличивать значение имеющихся в
деле доказательств.

Обязательным элементом обвинительной
речи является обоснование уголовно-правовой
квалификации совершенного подсудимым
преступления .

Прокурор приводит
аргументы, указывающие на то, что в
действиях подсудимого имеется конкретный
состав преступления и что это преступление
должно быть квалифицировано по
определенной статье, такой-то части и
такому-то пункту этой статьи. Прокурором
должна быть обоснована и мера наказания,
подлежащая, по его мнению, применению
к подсудимому.

Поэтому в обвинительной
речи дается оценка личности подсудимого.
Со ссылкой на материалы дела прокурор
раскрывает те обстоятельства,
характеризующие личность подсудимого
(поведение в обществе, степень его
общественной опасности, отношение к
труду, семье, моральный и психологический
облик и т.д.

), которые должны быть приняты
судом во внимание при определении меры
наказания. Руководствуясь ст. ст. 60 — 64
УК РФ, прокурор излагает соображения
относительно вида, характера и тяжести
наказания, которое он считает необходимым
применить к подсудимому.

———————————

В суде присяжных анализ этого и
других излагаемых ниже правовых вопросов
в судебных прениях не допускается и
имеет место в выступлениях сторон уже
после вынесения вердикта о виновности
(ч. 2 ст. 336, п. 3 ст. 351 УПК).

При этом, как правило, нежелательно,
чтобы прокурор в обвинительной речи
ходатайствовал о назначении мер
наказания, называя их точные сроки или
размер. Это конкретное уголовно-правовое
решение — прерогатива суда.

Прокурору
же важно оценить обоснованность и
целесообразность для данного случая
более строгого (приближающегося к
высшему пределу) или менее строгого
(исходя из низшего предела) наказания
подсудимого, чтобы это соответствовало
тяжести содеянного и личности и разумно
соотносилось с предусмотренной в УК
шкалой уголовно-правовых мер. В
обвинительной речи могут быть
проанализированы обстоятельства,
способствовавшие совершению преступления,
и предложения по их устранению. При
наличии ущерба, причиненного преступлением,
прокурор также предлагает свое решение
вопроса о его возмещении.

Речь потерпевшего — частного обвинителя
— по своей направленности является
обвинительной и поэтому может иметь то
же содержание, что и речь государственного
обвинителя.

Однако в отличие от
представителя публичного обвинения —
прокурора, обязанного изложить в прениях
соображения по всем вопросам, потерпевший
по своему усмотрению принимает решение
о необходимости выступления и о тех
позициях, которые ему следует осветить.

В речи гражданского истца обосновываются
исковые требования, т.е. основание и
размеры заявленного иска. Поэтому
гражданский истец доказывает в своем
выступлении совершение преступления
подсудимым, наличие непосредственной
причинной связи между преступным деянием
и наступившим материальным вредом, а
также размером причиненного ущерба.

Он
может высказать свое мнение и о других
вопросах, которые связаны с гражданским
иском, например об основаниях и мотивах
оправдания, поскольку от этого зависит
судьба гражданского иска. Однако именно
этим иском ограничен круг процессуальных
интересов гражданского истца.

Поэтому
он не вправе касаться в своей речи ни
юридической оценки преступления, ни
вопроса о мере наказания.

В речи гражданского ответчика также
излагаются вопросы, относящиеся к
гражданскому иску.

Обычно ее содержание
сводится к доказыванию фактов,
подтверждающих несовершение подсудимым
преступления, отсутствие материального
ущерба от действий подсудимого, причинение
ущерба, меньшего по своим размерам, чем
заявленный иск, отсутствие обязанности
гражданского ответчика возмещать
нанесенный преступлением вред.

Речь защитника по своему содержанию
включает в себя изложение мнения защиты
по тем же вопросам, которые анализируются
в речи государственного обвинителя. В
соответствии со ст. 53 УПК все разрешаемые
в суде вопросы рассматриваются защитником
в его речи под углом зрения интересов
подсудимого.

Основное внимание в
защитительной речи концентрируется на
том, что опровергает обвинение или
свидетельствует о его недоказанности,
неподтвержденности какой-либо его
части, необходимости изменения
квалификации преступления и применения
нормы УК, предусматривающей менее тяжкое
преступление или наказание; о наличии
смягчающих ответственность обстоятельств;
о необходимости назначения подзащитному
минимального наказания (применения
условного осуждения, отсрочки исполнения
наказания и т.п.). Защитник должен четко
определить свою позицию. Он не вправе
выступать перед судом с альтернативными
предложениями: оправдать подсудимого
либо, если суд признает его все же
виновным, — изменить квалификацию
обвинения или назначить минимальную
меру наказания и т.п. Наличие таких
альтернативных вариантов противоречит
интересам защиты подсудимого, делает
оба вывода малоубедительными для суда.
Защитник должен сказать все, что можно
привести в пользу подсудимого, но сделать
только один вывод — тот, который он
считает наиболее правильным по итогам
судебного следствия и наиболее
благоприятным для его подзащитного
.

———————————

См.: Строгович М.С. Курс советского
уголовного процесса: В 2 т. Т. 2. М., 1971. С.
318.

Обосновывая недоказанность обвинения
подсудимого, защитник вправе как
приводить доказательства, подтверждающие
невиновность, так и ограничиться в силу
презумпции невиновности доказыванием
сомнительности, недоброкачественности
или недостаточности фактических данных,
которые были положены в основу обвинения.

Речь защитника, как возражение на
обвинительную речь прокурора, может
быть построена на том, что обвинителю
не удалось с несомненностью доказать
обвинение и что, следовательно, подсудимый
является невиновным, так как всякое
сомнение в виновности толкуется в его
пользу.

Конечно, это не значит, что
защитник не должен использовать все
имеющиеся возможности для опровержения
обвинения.

Выбирая линию защиты, приводя
обстоятельства, говорящие в пользу
подсудимого, защитник строго связан
одним условием: при отрицании подсудимым
своей вины защитник не вправе считать
это отрицание необоснованным и предлагать
суду лишь изменить обвинение или
назначить более мягкое наказание. Иначе
защитник фактически не защищал бы, а
обвинял подсудимого и лишил бы его
защитника.

Вне зависимости от степени доказанности
обвинения, правильности квалификации
преступления, а также наличия обстоятельств,
отрицательно характеризующих личность
подсудимого, защитник не вправе отказаться
от защиты и при всех условиях обязан
произнести защитительную речь.

В своей защитительной речи подсудимый
вправе высказаться по любому вопросу,
разрешаемому судом при постановлении
приговора. Он может отказаться от
выступления в судебных прениях.

Реплики. После произнесения речей все
участники судебных прений могут выступать
еще один раз с репликой, т.е. с возражением
на какое-либо заявление определенного
участника судебных прений. Содержанием
реплики могут быть любые вопросы,
являющиеся предметом прений. Реплика
— необязательный элемент судебных
прений.

Правом реплики следует
воспользоваться только при необходимости
возразить против искажения фактов либо
содержащихся в речах ошибочных положений,
имеющих принципиальный характер. Нельзя
прибегать к реплике для повторения уже
сказанного, а также для выступления по
вопросам, не имеющим значения для дела.
Правом на реплику обладают все субъекты
судебных прений.

Право последней реплики
закон предоставляет защитнику и
подсудимому (ч. 6 ст. 292 УПК).

В соответствии с ч. 7 ст.

292 УПК по окончании
судебных прений, но до удаления суда в
совещательную комнату обвинитель,
защитник, подсудимый, потерпевший,
гражданский истец, гражданский ответчик
или их представители вправе представить
суду в письменном виде предлагаемые
ими формулировки решений по вопросам,
указанным в п. п. 1 — 6 ч. 1 ст. 299 УПК. Эти
формулировки, как и устно выраженное
сторонами мнение, не имеют для суда
обязательной силы, но они могут помочь
суду лучше проанализировать и учесть
позиции сторон при постановлении
приговора.

Источник: https://studfile.net/preview/6706188/page:125/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector