Государственная регистрация изобретения – путь к признанию и богатству

Судя по данным Роспатента, рынок интеллектуальной собственности в России стабильно развивается: число поданных заявок на товарные знаки в 2018 г. выросло на 3,47% (более 76 000 заявок), на патенты – на 4,1% (почти 38 000 заявок).

Российские цифры на несколько порядков меньше, чем на лидирующих рынках: патентные ведомства Китая и США за 2017 г. получили 1,38 млн и более 600 000 заявок на одни только патенты соответственно, свидетельствуют данные Всемирной организации интеллектуальной собственности WIPO.

Из пятерки крупнейших российских компаний четыре – «Газпром», «Роснефть», «Лукойл» и «Сургутнефтегаз» – раскрывают данные о принадлежащих им патентах в отчетах.

Лидирует по этому показателю «Газпром»: вместе со всеми «дочками» ему на конец 2017 г. принадлежало 2342 объекта патентных прав.

Вложения в НИОКР у лидеров экономики измеряются в лучшем случае десятками миллиардов рублей при выручке в триллионы (подробнее см. врез).

В «Сколково» за пять лет подано около 4500 патентных заявок, на конец 2018 г. резиденты получили больше 350 зарубежных и 1500 российских патентов.

Государственная регистрация изобретения – путь к признанию и богатству

«Россия входит в пятерку мировых лидеров по объему [государственных] инвестиций в развитие технологий, научные изыскания и культуру. Но в год в России регистрируется всего 35 000–40 000 патентов и проводится не более 4500 сделок с ними. Это дает повод думать, что рынок нематериальных активов в России очень мал», – констатирует президент ассоциации IPChain Андрей Кричевский.

Статистика Роспатента не отражает ситуацию полностью, предупреждает Анна Никитова, руководитель практики интеллектуального и информационного права юридической группы «Яковлев и партнеры». Корректно измерить рынок интеллектуальной

собственности в России невозможно, считает управляющий партнер Deloitte Legal Анна Костыра: большая часть интеллектуальной собственности в стране юридически не формализована.

«Среди авторов-изобретателей порой встречается недоверие и предубеждение к процедуре регистрации изобретений, – рассказывает Никитова.

– Клиенты делятся своими опасениями: известны случаи, когда заявителю отказывают в регистрации не потому, что нет самого изобретения, а по формальным причинам – несоблюдение каких-либо процессуальных требований, а потом другие лица дорабатывают новую заявку и регистрируют первыми схожий патент». Оспорить подобную регистрацию, по ее словам, довольно сложно.

Государственная регистрация изобретения – путь к признанию и богатству

К 2024 г. Россия должна войти в пятерку стран по удельному весу в общем количестве заявок на изобретения, проданных в мире по приоритетным областям научно-технологического развития. Такая задача поставлена в нацпроекте «Наука».

1500 заявок на получение патентов должны подать организации – участники научно-образовательных центров и центров компетенции «Национальной технологической инициативы» 250 технологий, продуктов или услуг должно быть создано с участием крупных компаний

Само по себе оформление патента – недешевое и долгое удовольствие для частного изобретателя и стартапов. С учетом пошлин нижний порог стоимости регистрации изобретения начинается от 10 000 руб., но на этом траты на поддержание патента не заканчиваются, рассказывает Никитова.

А, например, проведение экспертизы по нескольким классам для оформления сложного объекта для промышленного производства по общим затратам может доходить и до 100 000 руб. Другой путь – внедрение в производство и получение патента после того, как актив начнет приносить прибыль, – рискован из-за вероятности потери изобретения.

Его могут зарегистрировать находчивые конкуренты.

Средний срок рассмотрения заявки Роспатентом, по данным Минобрнауки, – 8 месяцев.

Западные рынки промышленной интеллектуальной собственности – это целый мир со своими подводными течениями, альянсами и войнами, а в России он кажется минимальным, констатирует Кричевский: в одном ноутбуке число использованных патентов может измеряться тысячами.

Проблемы развития рынка технологических инноваций связаны с общей ситуацией на рынке.

Он растет только тогда, когда на инновации существует высокий спрос, который, в свою очередь, зависит от уровня конкуренции, напоминает Константин Суворов, партнер юридической фирмы «Косенков и Суворов».

На конкурентных рынках компании постоянно разрабатывают новые продукты и защищают свои права, чтобы получить преимущество над конкурентами. В России же конкурентная среда ухудшается, а доля госсектора в экономике, по данным ФАС, приближается к 65%, напоминает он.

Индикатором изобретательской активности может служить количество международных заявок на коммерческое использование патентов на изобретения – у нас в стране такие регистрации исчисляются сотнями в год и это микроскопическая часть от общего числа международных заявок, говорит Суворов.

Только продажа прав в музыкальной индустрии принесла их держателям $2,4 млрд, подсчитала отраслевая организация правообладателей IFPI.

И эта часть рынка в России по настроениям гораздо ближе к мировому. В России рынок авторских, смежных прав – все, что связано с производством контента и его монетизацией, – тоже бурно растет, говорит Суворов.

Авторское право и смежные права, относящиеся в основном к сфере медиа и IT, в России достаточно хорошо работают и рынок похож на зарубежные, говорит Кричевский из IPChain.

Государственная регистрация изобретения – путь к признанию и богатству

/Андрей Гордеев / Ведомости

По данным Роспатента, последние пять лет число сделок с товарными знаками (продажа или выдача лицензий) растет – оно увеличилось почти на 22% за этот период.

А вот количество зарегистрированных договоров на распоряжения о передаче патентов в тот же период увеличилось минимально – 2621 распоряжение, всего на 4,5% больше, чем в 2014 г. Причем число договоров об отчуждении исключительного права (т.

е. о продаже) патента продолжает падать: за пять лет оно уменьшилось на 3,5%.

(пять крупнейших российских компаний по выручке в списке Forbes Global 2000)«Газпрому» вместе со всеми «дочками» на 31 декабря 2017 г.

принадлежало 2342 объекта патентных прав, из них в производственной деятельности использовалось 427. Экономический эффект от использования патентов в производстве составил 8 млрд руб.

Объем НИОКР, выполненных по заказу группы «Газпрома», – 8,2 млрд руб.Чистая выручка «Газпрома» за 2017 г. – 6,5 трлн руб.Источник: годовой отчет за 2017 г.

«Роснефть» в 2017 г. инвестировала в НИОКР 29,9 млрд руб. и получила 52 патента. Всего компания владеет 604 патентами. «Роснефть» потратила 3,2 млрд руб.

на испытание новых технологий и 24,4 млрд руб. – на тиражирование ранее успешно испытанных эффективных технологий. Предприятия группы внедрили 103 новые технологии, общий экономический эффект – 8,3 млрд руб.

(выручка «Роснефти» за 2017 г. – 6 трлн руб.).

Источник: отчет в области устойчивого развития за 2017 г.

«Лукойл» консолидирует разработки в компании «Ритэк». Ее группа называет своим «научно-техническим полигоном».

«Ритэку» принадлежит 122 объекта интеллектуальной собственности, из которых 79 патентов на изобретения, 20 патентов на полезные модели, 7 свидетельств на товарные знаки, 15 программных продуктов и 1 свидетельство на базу данных, указано на сайте компании. Сам «Лукойл» в 2017 г.

потратил на научно-технические работы 5,8 млрд руб. и получил 20 патентов. Выручка «Лукойла» – 5,9 трлн руб.

Источник: отчет в области устойчивого развития за 2017 г.

«Сургутнефтегаз» в 2017 г.

отправил в Федеральный институт промышленной собственности 7 заявок на результаты интеллектуальной деятельности сотрудников компании: 3 заявки на изобретение, 2 заявки на полезную модель, 2 заявки на регистрацию программы для ЭВМ. Получено 5 охранных документов от Роспатента. Выручка компании 1,2 трлн руб

Источник: годовой отчет за 2017 г.

Сбербанк – данных о патентах в годовом отчете нет.

Практика продажи патентов и технологий в России практически отсутствует, констатирует Кричевский: «О практике продажи-покупки торговых марок, франшиз и патентов мы преимущественно узнаем из зарубежной прессы».

Потенциал России не международном рынке интеллектуальной собственности не реализуется из-за относительно небольшого объема экспортной продукции, а сделки не совершаются из-за низкой предсказуемости и стабильности судебной системы, отмечали авторы доклада об основных тенденциях развития права интеллектуальной собственности, подготовленного в 2016 г. по заказу Российской венчурной компании (РВК).

Это вопрос в том числе и государственной политики, считает Суворов: «Инновации развиваются в условиях, когда горизонт планирования достигает десятков лет».

«Больше всего развитию рынка мешают сложности с оценкой интеллектуальной собственности. Провести ее практически невозможно, она очень субъективна», – говорит Роман Скляр, управляющий партнер юридической фирмы «Интеллектуальный капитал».

Компании в своих отчетах чаще всего указывают стоимость интеллектуальной собственности только по расходному принципу – как накапливание расходов, понесенных в связи с созданием объекта интеллектуальной собственности, объясняет Костыра из Deloitte. Поскольку активного оборота таких объектов на рынке нет, то и имеющиеся данные не всегда отражают настоящую стоимость, говорит она.

Товарный знак может обеспечить добавочную стоимость в 200–300%, но оцениваться по балансу по затратному принципу в 50 000–100 000 руб., соглашается Скляр.

И это не только российская проблема. В США считается нормальным, что топ-менеджмент компании не может ответить на вопрос «Сколько стоит наша интеллектуальная собственность и какой она приносит доход?», указывали авторы доклада РВК.

В нашей стране ни изобретатели, ни инвесторы долгие годы не воспринимали зарегистрированные объекты интеллектуальной собственности как экономические активы, признает Костыра. А, сталкиваясь с относительно новыми видами активов, например базами данных, компьютерными алгоритмами и т. д., компании не знают, как их идентифицировать в своих отчетах.

Государственная регистрация изобретения – путь к признанию и богатству

В европейском деловом обороте уже существует целый пласт новых видов сделок, в которых используется блокчейн, но которые пока не закреплены законодательно, указывают эксперты юридической фирмы Baker McKenzie.

Это, например, кредиты, обеспеченные интеллектуальной собственностью, распределение долей в сложных объектах интеллектуальной собственности, технология интегральных схем между правообладателями и распределение вознаграждения, инвестиции в создание таких объектов интеллектуальной собственности.

Блокчейн в таких сделках может использоваться для депонирования объектов интеллектуальной собственности, автоматической записи юридически значимых событий, выплаты авторских вознаграждений и т. д.

Реальной оценкой интеллектуальной собственности ее владельцы озадачиваются в основном перед сделками или судами, говорит Суворов. На практике стоимость интеллектуальной собственности часто оценивается в размере трехлетней выручки от продаж товара или 5–7 лет лицензионных платежей (составляющих 5–10%) от выручки, рассказывает Скляр.

Банки неохотно учитывают интеллектуальную собственность при оценке заемщиков, практика ее передачи в залог на российском рынке не распространена, говорит директор департамента кредитования малого бизнеса Альфа-банка Марина Полякова.

Причин, по ее словам, несколько: во-первых, потребуются дополнительные расходы на создание инфраструктуры оценки интеллектуальной собственности и последующей передачи ее в залог; во-вторых, на рынке нет практики реализации интеллектуальной собственности при дефолтах; в-третьих, сложно оценить риск последующего обесценивания интеллектуальной собственности, потому что на ее стоимость влияют сложно прогнозируемые факторы – деловая репутация компании, доверие покупателей и т. д.; в-четвертых, есть вероятность оспаривания прав на интеллектуальную собственность. Наконец, на стоимость интеллектуальной собственности негативно влияет распространенная практика пиратства. Так что в поточный процесс кредитования этот продукт сегодня не встроишь, заключает Полякова.

Четкой методики определения стоимости нематериальных активов нет даже у судов при расчете компенсаций в пользу правообладателей, рассказывает Скляр. За одно и то же нарушение разные суды присуждают различные компенсации, продолжает он: компенсации для правообладателей могут колебаться от 5000 руб. до миллионов, признает он.

Сложности с оценкой отражает и судебная практика, говорит Суворов. «По моей оценке, огромное количество споров связано с использованием объектов авторских прав, очень много споров по товарным знакам, средствам индивидуализации и минимальное – по изобретениям», – объясняет он.

Читайте также:  Как разделить лицевой счет в квартире: необходимые документы, основные правила, причины отказа

Государственная регистрация изобретения – путь к признанию и богатству

Решить эти проблемы могли бы помочь цифровые технологии: они открывают океан возможностей для включения интеллектуальной собственности в экономический оборот, уверен Кричевский.

Ассоциация IPChain (подробнее о ней читайте в интервью Кричевского) реализует проект по созданию одноименной цифровой платформы с реестрами, в которые будут включаться сведения об объектах интеллектуальной собственности и информация о сделках с ними.

В большинстве ведущих стран есть давно сложившаяся система государственных институтов и регуляторов рынка интеллектуальной собственности, но целостной архитектуры для эффективного взаимодействия между бизнесом и государством нет, говорит Кричевский.

IPChain в России и ее аналоги на других рынках могли бы стать общественной сетевой инфраструктурой, которая фиксирует все значимые факты, связанные с объектом интеллектуальной собственности и правами на него, и дает доступ к этой информации всем участникам рынка, объясняет он логику.

Использование блокчейна позволяет охранять подтвержденные и проверенные группы транзакций от несанкционированного вмешательства и отслеживать историю жизни объекта, объясняет он.

В начале мая Минкомсвязи опубликовало проект указа президента о создании общественно-государственной организации «Российский центр интеллектуальной собственности». Предполагается, что именно она может стать оператором новой цифровой платформы, создаваемой IPChain. &

Источник: https://www.vedomosti.ru/partner/articles/2019/06/05/803013-intellektualnaya-sobstvennost

Изобретения военного назначения: некоторые правовые аспекты

(Черничкина Г. Н.) («Российский военно-правовой сборник», N 1, 2004)

ИЗОБРЕТЕНИЯ ВОЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ: НЕКОТОРЫЕ ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

Г. Н. ЧЕРНИЧКИНА

Черничкина Г. Н., кандидат технических наук, доцент кафедры гражданского права Военного университета.

Военная доктрина Российской Федерации в качестве одной из основных задач военно-экономического обеспечения потребностей военной организации государства определила развитие научно-технической базы страны, и прежде всего обеспечение правовой охраны объектов интеллектуальной собственности, содержащихся в продукции военного назначения. В этой связи особое правовое значение имеют изобретения, относящиеся к средствам вооружения и военной техники, в силу того что права на них возникают только после государственной регистрации таких прав и удостоверяются патентом. ——————————— Указ Президента РФ от 21 апреля 2000 г. N 706 // СЗ РФ. 2000. N 17. Ст. 1852.

В патентной литературе отмечалось , что назначение изобретения и область его конечного применения (рассматривались изобретения в области химии, биологии, медицины) влияют на правовую охрану такого изобретения.

Особенности в правовой охране изобретений: устройства, способа, вещества, в зависимости от их назначения и области применения, могут быть либо на стадии приобретения лицом прав на такое изобретение, либо на стадии использования изобретения.

Изобретения, область применения которых продукция военного назначения, средства вооружения и военная техника, также имеют свои особенности правовой охраны, отличные от изобретений гражданского назначения, что находит отражение в источниках их правового регулирования. ——————————— Коваленко Т. Н.

Патентно-правовая охрана изобретений в области медицины (травматология и ортопедия) в России: Автореферат дис. М.: РГИИС, 2003; Рыбальский Н. Г. Правовая охрана объектов биологии и биотехнологии. М.: ВНИИПИ, 1991; Охрана химических и лечебных веществ как объектов изобретений в России / А. Д. Корчагин, В. Ю. Джемаркян и др. М., 1994, и другие публикации.

Отдельные проблемы правовой охраны изобретений военного назначения можно условно подразделить на две группы. Это приобретение прав на такие изобретения и распределение полученных прав на изобретения между заказчиком и исполнителем по договору, в рамках которого такие изобретения создаются.

Дополнительную особенность на распределение прав налагает и тот момент, что изобретения в области обороны создаются прежде всего за счет бюджетных средств и, как правило, частными юридическими лицами — научными организациями, исполнителями по договору.

На данный момент правовые вопросы приобретения прав на изобретения военного назначения получили нормативное закрепление в Патентном законе РФ, в редакции Федерального закона от 7 февраля 2003 г. N 22-Ф. Раздел VI.

1 Патентного закона РФ (далее — ПЗ РФ) закрепил особенности правовой охраны секретных изобретений, в частности изобретений, которые относятся к средствам вооружения и военной техники и другим, в целом обеспечивающим безопасность и обороноспособность государства.

Введение в патентное законодательство института секретных изобретений устранило правовой вакуум, возникший после принятия в 1992 г. Патентного закона РФ, который исключил правовую охрану изобретений, признанных государством секретными.

Следует отметить, что не все изобретения военного назначения подлежат правовой охране как секретные, возможно их патентование и как обычных «открытых» изобретений. Это, в свою очередь, также должно отражаться на порядке передачи другому лицу прав на использование такого изобретения.

Правовой вопрос, связанный с распределением прав на изобретения военного назначения и использование этих изобретений, созданных на бюджетные средства, несмотря на принятие ряда нормативных документов, остается на настоящий момент актуальным и проблемным.

Как представляется, это связано с отсутствием четкого разграничения участия государства в отношении результатов интеллектуальной деятельности как наиболее новой подотрасли законодательства и участия государства в области вещно-правовых отношений.

В нормативных актах, регулирующих участие государства как субъекта прав на изобретения, совмещаются вопросы приобретения прав на изобретения и использование результата, в том числе и конечного продукта, в котором воплощен результат. Нормативное регулирование распределения прав на результаты интеллектуальной деятельности первоначально закреплено в ГК РФ.

Однако Гражданский кодекс РФ, регулирующий выполнение НИОКР и ТР, в ст. 772 ГК РФ говорит о правах сторон только на использование результата работ, закрепление прав на результат осталось за рамками Гражданского кодекса.

Права на результаты НИОКР и ТР, в том числе и на изобретения, полученные за счет бюджетных средств, были нормативно закреплены за Российской Федерацией Постановлением Правительства РФ N 1132 (в отношении изобретений военного назначения) и Постановлением Правительства РФ N 982 (в отношении изобретений гражданского назначения). Право на получение патента на изобретение гражданского назначения, согласно Постановлению N 982, принадлежит РФ, от имени которой выступает государственный заказчик. Право на получение патента на изобретение военного назначения принадлежит РФ, от имени которой выступают Министерство юстиции РФ и государственный заказчик или, с их согласия, исполнителю. ——————————— Постановление Правительства РФ от 29 сентября 1998 г. N 1132 «О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения» // СЗ РФ. 1998. N 40. Ст. 4964. Постановление Правительства РФ от 2 сентября 1999 г. N 982 «Об использовании результатов научно-технической деятельности» // СЗ РФ. N 36. Ст. 4412.

Возникает неоднозначная правовая ситуация, при которой права на изобретения гражданского назначения принадлежат только РФ в лице государственного заказчика. Использование таких изобретений третьими лицами для федеральных государственных нужд осуществляется на основе безвозмездной неисключительной лицензии, предоставляемой государственным заказчиком (п.

4 (3) Постановления N 982). Для целей, не связанных с обеспечением федеральных государственных нужд, третьи лица могут использовать права на изобретения по лицензионным договорам в соответствии с законодательством РФ (п. 4 (4) Постановления N 982).

Иными словами, РФ как субъект прав на результаты интеллектуальной деятельности — изобретения выступает, согласно п. 1 ст. 124 ГК РФ, на равных началах с иными участниками отношений в области исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности.

В то же время в отношении распределения прав на изобретения военного назначения складывается иная правовая ситуация. Права на изобретения военного назначения, созданные за счет средств бюджета, могут принадлежать исполнителю, который зачастую является частным юридическим лицом.

При этом нигде в законодательстве не определены критерии, в силу которых производится отчуждение прав на изобретение от государства в пользу частного лица. Кроме того, по правовой природе такое отчуждение прав Российской Федерацией в лице Минюста РФ и государственного заказчика в пользу частного лица является не чем иным, как действием дарения.

Результат интеллектуальной деятельности — изобретение — создано на бюджетные средства и безвозмездно передается частному лицу. Частное лицо становится полноправным владельцем исключительных прав на изобретение, подтвержденных патентом.

Российское законодательство никаким образом не ограничивает владельца в распоряжении правами на изобретение, созданное на бюджетные средства и безвозмездно приобретенное. За государством сохраняется лишь право использовать результат интеллектуальной деятельности только для государственных нужд и на основе неисключительной, безотзывной и безвозмездной лицензии.

Объяснение такой передачи прав организации можно найти в распоряжении Правительства от 30 ноября 2001 г. N 1607-р «Основные направления реализации государственной политики по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности».

Согласно основным направлениям передача прав организации — частному лицу связана с необходимостью доведения изобретения до стадии промышленного применения и реализации готовой продукции, в которой изобретение воплощено.

Организация, очевидно, хочет не только использовать изобретение, довести его до стадии промышленного применения и реализовывать готовую продукцию, получая прибыль, но и иметь еще и исключительные права на изобретение, которое воплощено в готовой продукции. При этом изобретение имеет значение для безопасности и обороноспособности государства. В нормативном документе закреплен подход, определяющий, что государство должно бесплатно передавать достижения науки в производство и не заботиться о получении прибыли от их коммерческой реализации . ——————————— Щиц М., Александров Ю. Экономика без знаний: интеллектуальная собственность не терпит фискального подхода // Российская газета. 2003. 28 мая.

Безвозмездность передачи организации прав на изобретение объяснено в том же распоряжении N 1670-р. При передаче хозяйствующим субъектам прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные за счет средств федерального бюджета, государство не рассматривает в качестве основной цели возмещение затрат на финансирование этой деятельности.

Возникает вопрос: почему хозяйствующие субъекты, на равных началах с которыми, согласно п. 1 ст.

124 ГК РФ, выступает РФ, рассматривают в качестве цели не только возмещение затрат на доведение до стадии промышленного применения изобретения, но и получение прибыли от реализации готовой продукции, в которой воплощено изобретение, и требуют полной передачи прав на изобретение, а государство даже возмещение затрат не должно рассматривать в качестве цели? Государство, передав права на изобретения военного назначения организации, по существу, утрачивает какое-либо правовое воздействие на организацию как патентообладателя. В разделе третьем распоряжения Правительства РФ N 1607-р указано на необходимость формирования государственной системы контроля за хозяйственным оборотом результатов интеллектуальной деятельности. Указывается, что система контроля должна предусматривать возможность изъятия государством прав на использование этих результатов, если организация — владелец прав не приняла эффективных мер для их практического использования и введения в хозяйственный оборот или лицензиат исключительного права нарушает условие об использовании преимущественно в России объектов интеллектуальной собственности или созданного с их использованием продукта. Если лицензиат нарушает условия лицензионного договора в части использования преимущественно в России объектов интеллектуальной собственности, с правовой точки зрения это не должно вызвать каких-либо затруднений. Нарушение условий договора влечет его прекращение, и лицензиат утрачивает право использовать изобретение. Более сложная ситуация, если организация как патентообладатель неэффективно использует изобретение или как лицензиар предоставляет права на использование изобретения не в России. В настоящее время изъятие, прекращение прав патентообладателя в отношении изобретения в данной ситуации законодательством не предусмотрено. Пункт 4 ст. 13 ПЗ РФ предусматривает лишь ограничение прав патентообладателя. В интересах национальной безопасности Правительство РФ имеет право разрешить использование изобретения без согласия патентообладателя с его уведомлением об этом в кратчайший срок и выплатой ему соразмерной компенсации. Речь идет не о прекращении прав патентообладателя, а об их ограничении, и более того, на возмездных началах, при том, что право на изобретение было приобретено организацией безвозмездно, да и за создание такого изобретения организации выплачено по договору на выполнение НИОКР и ТР. Для применения п. 4 ст. 13 ПЗ РФ в каждом конкретном случае ограничения права требуется издание акта Правительства РФ. Развитие законодательства в области распределения прав между РФ и исполнителем по договору, в рамках которого изобретение военного назначения было создано, нашло свое развитие в документе уровня федерального закона. Однако нормативное закрепление прав на получение патента на изобретение, созданное при выполнение работ по государственному контракту, претерпело по непонятным причинам изменение в части определения приоритета закрепления прав на изобретения между названными сторонами. В ст. 9.1 ПЗ РФ указывается, что право на получение патента первоначально принадлежит только исполнителю, а если это установлено государственным контрактом — то РФ, от имени которой выступает государственный заказчик. По существу, вопросы прав на изобретение и на использование изобретения — это различные вопросы, если субъектом выступает государство. Использование изобретения, принадлежащего государству, для государственных и иных нужд — это вопрос управления правами, принадлежащими РФ. Гражданский кодекс РФ содержит правовой институт доверительного управления (ДУ), позволяющий сохранить право на изобретение за РФ, передав изобретение в ДУ организации, которая будет получать прибыль от использования изобретения. Отчуждение прав на изобретение такой организацией исключено, а государство вправе получать доход от управления правами на изобретение, иными словами, компенсировать затраты на финансирование деятельности по созданию результатов интеллектуальной деятельности. При этом неэффективность использования организацией изобретения может повлечь прекращение доверительного управления.

Читайте также:  Раздел имущества сожителей в гражданском браке

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/l3401.html

Исчерпание права на изобретение

На мысль о написании данной статьи меня натолкнуло одно судебное дело. Я не буду вдаваться в детали дела, указывать лиц, участвующих в деле, и прочее, опишу лишь суть. При этом, как любят указывать авторы детективного жанра, все события, описанные в данной статье и персонажи вымышлены, любые совпадения с реальными событиями случайны…

  • Я хотел бы остановиться на основании иска, в котором патентообладатель заявляет требования к организации, которая в своей деятельности использует продукцию, в которой реализовано его (патентообладателя) изобретение, при том, что данная продукция введена в гражданский оборот с его (патентообладателя) разрешения.
  • В данной статье я хотел бы провести анализ того, насколько иски такой категории, соотносятся с нормами действующего законодательства, отвечают принципам разумности, справедливости, направлены на восстановление нарушенного права и нет ли в действиях истцов, подающих такого рода иски, злоупотребления правом.
  • Краткое описание обстоятельств дела.
  • Истец обратился в суд с иском о взыскании убытков за незаконное использование изобретения, охраняемого патентом Российской Федерации, свои требования основывает на том, что он является автором и патентообладателем изобретения «Способ и устройство для его осуществления».
  • В соответствии с первым независимым пунктом формулы изобретения запатентован способ, в соответствии со вторым независимым пунктом формулы изобретения запатентовано устройство для осуществления указанного способа.
  • Истцу стало известно, что Ответчиком в своей деятельности применяется способ, который удостоверен указанным выше патентом, при этом Истец своего разрешения на использование изобретения ответчику не давал.
  • В качестве доказательства использования способа, охраняемого патентом, Истец представляет заключение эксперта, в котором указано, что установлен факт использования всех признаков изобретения по первому независимому пункту формулы патента (Способ) при помощи продукта, изготовленного Третьим лицом с использованием всех признаков изобретения по второму независимому пункту формулы по этому же патенту (Устройство).
  • Истец указывает, что, являясь патентообладателем изобретения по патенту Российской Федерации «Способ и устройство для его осуществления», не давал разрешения Ответчику на использование его изобретения, в связи с чем Истец полагает, что действия Ответчика по эксплуатации продукта в своей деятельности способом, указанным в патенте, привели к незаконному использованию изобретения.

При этом стоит отметить, что Истец заявляет свои требования исключительно в отношении использования способа, к действиям же по использованию Ответчиком продукта, в котором реализовано устройство, охраняемое патентом, у Истца нет. Более того, Истец не возражает если продукт будет использоваться в деятельности Ответчика, но отличным от запатентованного способа.

Свои требования материального характера Истец обосновывает, исходя из возможного вознаграждения, которое он мог бы получить в случае заключения между ним и Ответчиком лицензионного договора на предоставления права использования способа, охраняемого патентом.

При этом, по мнению Истца, размер заявленных требований должен определяться в процентном соотношении от стоимости продукции, выпущенной с использованием изобретения.

Казалось бы, что в данном споре все очевидно и понятно, Истец правомерно обратился в суд за взысканием убытков за незаконное использование его изобретения. Ответчик является нарушителем, поскольку доказан факт использования изобретения без разрешения правообладателя. На этом можно было бы заканчивать статью, если бы не одно «но»…

…Ответчик приобрел продукт, в котором реализовано устройство, охраняемое патентом Истца, у Третьего лица, которое, в свою очередь, данное продукт изготовило на основании лицензионного договора, заключенного между патентообладателем (Истец) и Третьим лицом.

Согласно условиям данного лицензионного договора, Истец передал Третьему лицу право использования Изобретения без сохранения за Лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия). Третье лицо по данному договору перечислило Истцу вознаграждение.

  1. Из договора также следует, что Лицензиат может использовать Изобретение только следующими способами: выполнение проектно-сметной документации на продукцию, изготовленную с использованием изобретения; изготовление и комплектация продукции с использованием изобретения; предложение к продаже и продажа продукции, изготовленной с использованием изобретения.
  2. При этом под продукцией, изготовленной с использованием изобретения, понимается продукт с применением, как способа, так и устройство для его осуществления.
  3. Таким образом, после анализа условий лицензионного договора, возникают вопросы:
  4. Во-первых, на каком основании Ответчик мог обратиться к Истцу с предложением о заключении лицензионного договора, если по условиям уже заключенного между Истцом и Третьим лицом лицензионного договора, Истец предоставил Третьему лицу исключительную лицензию?
  5. Во-вторых, не являются ли такие действия Истца по подаче данного иска злоупотреблением правом?

Ответ на первый вопрос не заставит себя ждать, поскольку он лежит на поверхности, в подпункте 2 пункта 1 статьи 1236 ГК РФ указано, что «предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия)». Таким образом, Истец, предоставив Третьему лицу исключительную лицензию, самостоятельно ограничил себя в праве заключения лицензионных договоров с иными лицами на период действия указанного договора, в связи с чем даже при большом желании Ответчик не мог бы заключить с Истцом лицензионный договор.

  • Ответ на второй вопрос, являются ли действия Истца злоупотреблением правом, я хотел бы озвучить в конце данной статьи.
  • Учитывая изложенные обстоятельства, Ответчик, полагал, что Третье лицо на основании лицензионного договора обладает всеми необходимыми правами по использованию изобретения, приобрел у Третьего лица продукт и начал использовать его в своей деятельности предназначенным для того способом, охраняемым патентом, до момента возникновения требований со стороны Истца.
  • Как было указано ранее, обращаясь с настоящим иском, Истец разделяет изобретение, за защитой права на которое он обратился, на два самостоятельных изобретения, а именно «Способ» и «Устройство для осуществления способа», и основывает свои требования на том, что нарушены его права на изобретение «Способ».

В пункте 2 Требований к документам заявки на выдачу патента на изобретение, утвержденных приказом Минэкономразвития России от 25.05.

2016 № 316, установлено что Заявка должна содержать документы, указанные в пункте 2 статьи 1375 Кодекса, и относиться к одному изобретению или к группе изобретений, связанных между собой настолько, что они образуют единый изобретательский замысел (требование единства изобретения).

  1. Требование единства изобретения в отношении заявленной группы изобретений признается соблюденным, если в формуле изобретения охарактеризована группа изобретений:
  2. — одно из которых предназначено для получения (изготовления) другого (например, устройство или вещество и способ получения (изготовления) устройства или вещества в целом или их части);
  3. — одно из которых предназначено для осуществления другого (например, способ и устройство для осуществления способа в целом или одного из его действий);
  4. — одно из которых предназначено для использования другого (в другом) (например, способ и вещество, предназначенное для использования в способе; способ или устройство и его часть);
  5. — относящихся к объектам одного вида (например, несколько устройств, несколько веществ), одинакового назначения, обеспечивающим получение одного и того же технического результата (варианты).
  6. Таким образом, устройство, которое приобрел Ответчик, охраняемое патентом Истца может выдать требуемый технический результат, только при его использовании предназначенным для этого способом, охраняемым тем же патентом.
  7. Многоуважаемые читатели, особенно те которые не понаслышке знакомы с четвертой частью Гражданского кодекса Российской Федерации, несомненно скажут: «что в соответствии с пунктом 3 статьи 1358 Гражданского кодекса Изобретение признается использованным в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до даты приоритета изобретения, в связи с чем Истец вправе обращаться за защитой прав на патент на изобретение, имеющий несколько независимых пунктов, даже в том случае, если он считает, что нарушение допущено в отношении одного из нескольких независимых пунктов формулы изобретения».

Это действительно так, если не принять во внимание очередное «но», которое периодически возникает в ходе повествования. Таким «но» в этом случае является принцип исчерпания права на изобретение.

Так, согласно пункту 6 статьи 1359 ГК РФ, не являются нарушением исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец ввоз на территорию Российской Федерации, применение,предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец, если этот продукт или это изделие ранее были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации патентообладателем или иным лицом с разрешения патентообладателя.

Вместе с тем, как следует из приведенного выше пункта 6 статьи 1359 ГК РФ, существуют некоторые условия, при которых запатентованный способ при совместном использовании с устройством также исчерпывает себя, но только при осуществлении способа тем устройством, в отношении которого уже наступило исчерпание права.

Суд по интеллектуальным правам в своем постановление от 26.09.

2014 по делу № А60-42273/2013 отмечает, что содержащееся в приведенной норме концептуальное положение, являющееся реализацией принципа исчерпания прав, правомерно принято во внимание судами с точки зрения оценки действий ответчика по соблюдению законодательства о патентных правах, поскольку после введения правообладателем в гражданский оборот продукта, в котором использована полезная модель, дальнейшее использование такого продукта осуществляется свободно. С этой точки зрения дальнейшая перепродажа ответчиком введенной самим правообладателем в гражданский оборот установки не может быть квалифицирована как использование патентных прав, а, следовательно, на нее не может распространяться действие лицензионного договора.

  • Аналогичный правовой подход применим в отношении изобретений.
  • Как неоднократно в своих судебных актах указывал Конституционный Суд Российской Федерации, законоположение, воспроизведенное в пункте 6 статьи 1359 ГК РФ о действиях, не являющихся нарушением исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец, направлено на обеспечение баланса между монопольными правами патентообладателя и правами и законными интересами других лиц.
  • Таким образом, законодатель предусмотрел, что со стороны недобросовестных патентообладателей могут возникать требования к конечным потребителям, которые используют в своей деятельности продукцию, в которой использованы охраняемые патентами изобретения.
  • При отсутствии нормы об исчерпании прав патентообладателя действие его прав фактически не было бы ничем ограниченно.
  • Так, по логике Истца, которая прослеживается в указанном мной споре, патентообладатель вправе предъявить требования таксисту, который в своей деятельности использует запатентованный мобильный телефон, способом для которого он предназначен, то есть созванивается с помощью данного мобильного телефона с клиентами.
  • Следуя этой логике, таксист, использующий в своей деятельности мобильный телефон, должен после приобретения указанного телефона в магазине найти правообладателя и заключить с ним лицензионный договор, в противном случае правообладатель вправе предъявлять требования таксисту о взыскании убытков за неправомерное использование мобильного телефона тем способом, для которого этот телефон предназначен, рассчитав размер данных убытков в процентном соотношении от дохода, полученного таксистом.
  • Более того, было бы достаточно странно если бы граждане или организации, приобретающие те или иные товары, в которых использовано огромное множество патентов, использовали бы данные товары не по назначению, дабы не оказаться обвиненными в нарушении чьих-то исключительных прав.
  • Только представьте себе, вы приобретаете электрический чайник, а используете его как лейку для полива цветов или представьте кондитера, который чтобы взбить тесто, приделывает к шуруповерту ложку и использует его в качестве миксера, причем список можно продолжать до бесконечности.
  • Самым важным является, что при отсутствии нормы об исчерпании прав действие исключительного права патентообладателя в отношении продуктов и изделий, уже введенных им в гражданский оборот, препятствовало бы свободе перемещения товаров на рынке, что противоречило бы основополагающему принципу свободы торговли.
  • По моему личному убеждению, в приведенном мной примере суд должен встать на сторону Ответчик, поскольку после введения продукта или изделия в гражданский оборот на территории Российской Федерации патентообладателем или с его разрешения любым другим лицом, в том числе лицензиатом, действует принцип исчерпания права, в связи с чем использование такого товара, тем способом, для которого он предусмотрен, не может быть признано нарушением прав патентообладателя.
  • Как я и обещал в конце статьи я выражу свое мнение со ссылками на закон и судебную практику относительно наличия в действиях Истца признаков злоупотребления правом.
  • Я полагаю, что предъявление такого иска преследует целью причинение вреда Ответчику путем обращения на него взыскания убытков при наличии доказательств правомерного приобретения продукции, в которой реализовано спорное изобретение у Третьего лица, которому на момент продажи продукции была предоставлена исключительная лицензия, в том числе на изготовление и комплектацию продукции с использованием изобретения; предложение к продаже и продажу продукции, изготовленной с использованием изобретения.
Читайте также:  Миграционная карта: срок действия, порядок продления, составление заявления

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пунктах 1, 4 и 8 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 № 127 (далее – Обзор практики), суд может отказать в удовлетворении иска, если его предъявление вызвано недобросовестными действиями самого истца или с намерением причинить вред ответчику.

В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Исходя из системного толкования указанной нормы, принимая во внимание судебную практику по рассматриваемому вопросу (в том числе Обзор практики), следует, что под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/03/12/ischerpanie_prava_na_izobretenie

Государственная регистрация изобретений, полезных моделей и промышленных образцов

Исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец признается и охраняется при условии государственной регистрации соответствующих изобретения, полезной модели или промышленного образца, на основании которой федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности выдает патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец удостоверяет приоритет изобретения, полезной модели или промышленного образца, авторство и исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Охрана интеллектуальных прав на изобретение или полезную модель предоставляется на основании патента в объеме, определяемом содержащейся в патенте формулой изобретения или соответственно полезной модели. Для толкования формулы изобретения и формулы полезной модели могут использоваться описание и чертежи (п. 2 ст. 1375 ГК РФ, п. 2 ст. 1376 ГК РФ).

Охрана интеллектуальных прав на промышленный образец предоставляется на основании патента в объеме, определяемом совокупностью его существенных признаков, нашедших отражение на изображениях изделия и приведенных в перечне существенных признаков промышленного образца (п. 2 ст. 1377 ГК РФ).

Государство стимулирует создание и использование изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, предоставляет их авторам, а также патентообладателям и лицензиатам, использующим соответствующие изобретения, полезные модели и промышленные образцы, льготы в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Содержание патентных прав

Право авторства, то есть право признаваться автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, неотчуждаемо и непередаваемо, в том числе при передаче другому лицу или переходе к нему исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец и при предоставлении другому лицу права его использования. Отказ от этого права ничтожен.

Право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец первоначально принадлежит автору изобретения, полезной модели или промышленного образца.

Право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец может перейти к другому лицу (правопреемнику) или быть ему передано в случаях и по основаниям, которые установлены законом, в том числе в порядке универсального правопреемства, или по договору, в том числе по трудовому договору.

Договор об отчуждении права на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора.

Если соглашением сторон договора об отчуждении права на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец не предусмотрено иное, риск непатентоспособности несет приобретатель такого права.

Патентообладателю принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствии со ст.

1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец), в том числе способами, предусмотренными п.п. 2, 3 ст. 1229 ГК РФ.

Патентообладатель может распоряжаться исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

  • Использованием изобретения, полезной модели или промышленного образца считается, в частности:
  • 1) ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец;
  • 2) совершение действий, предусмотренных подпунктом 1 настоящего пункта, в отношении продукта, полученного непосредственно запатентованным способом. Если продукт, получаемый запатентованным способом, является новым, идентичный продукт считается полученным путем использования запатентованного способа, поскольку не доказано иное;
  • 3) совершение действий, предусмотренных подпунктом 2 настоящего пункта, в отношении устройства, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованный способ;
  1. 4) осуществление способа, в котором используется изобретение, в частности путем применения этого способа.
  2. Не являются нарушением исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец:
  3. 1) применение продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, и применение изделия, в котором использован промышленный образец, в конструкции, во вспомогательном оборудовании либо при эксплуатации транспортных средств (водного, воздушного, автомобильного и железнодорожного транспорта) или космической техники иностранных государств при условии, что эти транспортные средства или эта космическая техника временно или случайно находятся на территории Российской Федерации и указанные продукт или изделие применяются исключительно для нужд транспортных средств или космической техники. Такое действие не признается нарушением исключительного права в отношении транспортных средств или космической техники тех иностранных государств, которые предоставляют такие же права в отношении транспортных средств или космической техники, зарегистрированных в Российской Федерации;
  4. 2) проведение научного исследования продукта или способа, в которых использованы изобретение или полезная модель, либо научного исследования изделия, в котором использован промышленный образец, либо проведение эксперимента над такими продуктом, способом или изделием;
  5. 3) использование изобретения, полезной модели или промышленного образца при чрезвычайных обстоятельствах (стихийных бедствиях, катастрофах, авариях) с уведомлением о таком использовании патентообладателя в кратчайший срок и с последующей выплатой ему соразмерной компенсации;
  6. 4) использование изобретения, полезной модели или промышленного образца для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд, если целью такого использования не является получение прибыли или дохода;
  7. 5) разовое изготовление в аптеках по рецептам врачей лекарственных средств с использованием изобретения;
  8. 6) ввоз на территорию Российской Федерации, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец, если этот продукт или это изделие ранее были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации патентообладателем или иным лицом с разрешения патентообладателя.
  9. Срок действия исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец и удостоверяющего это право патента исчисляется со дня подачи первоначальной заявки на выдачу патента в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности и при условии соблюдения требований, установленных настоящим Кодексом, составляет:
  10. двадцать лет — для изобретений;
  11. десять лет — для полезных моделей;
  12. пятнадцать лет — для промышленных образцов.

Защита исключительного права, удостоверенного патентом, может быть осуществлена лишь после государственной регистрации изобретения, полезной модели или промышленного образца и выдачи патента (ст. 1393 ГК РФ).

По истечении срока действия исключительного права изобретение, полезная модель или промышленный образец переходит в общественное достояние.

Изобретение, полезная модель или промышленный образец, перешедшие в общественное достояние, могут свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты вознаграждения за использование.

Источник: https://cyberpedia.su/7xb0f1.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector